Я бы порекомендовал разбомбить Америку

Английский оригинал: (?), 1999
content top
Type O Negative
1999

Я бы порекомендовал разбомбить Америку

Интервью с Джошем Сильвером из Type O Negative

Новый альбом просто убоен, но песни с него явно не будут звучать на дискотеках или на радио. Вы намеренно стремились к этому?

Джош – Ты один из немногих кто сегодня поднимает подобную тему, даже когда мы записывали прошлый альбом, мы не стремились выпустить пластинку, которую будут крутить по клубам и на радио, просто так уж вышло. Я считаю, что каждая наша работа отображает эмоциональный настрой музыкантов на тот момент времени, так что, быть может, на том этапе мы чувствовали себя не такими уж несчастными. Мы никогда не стремились записать еще более мрачную пластинку, но последние годы были для нас явно не сахарными, поэтому результат на лицо.

На это ушли годы?

Сама группа такого временного разрыва и не заметила, мы выпустили October Rust, а потом полтора года гастролировали в его поддержку, мы 8 месяцев сочиняли новые песни, пол года записывались. Конечно, мы не сидели дома, фирмы грамзаписи напрягают группы записать и выпустить следующий альбом побыстрее, чтобы они могли получить дополнительную рекламу в прессе и так далее, но я сомневаюсь, что нас заботят все эти проблемы. Между выпусками Bloody Kisses и October Rust прошло пять лет, но для меня все пролетело почти незаметно.

Самая ужасная вещь, которая произошла с тобой на фестивале?

Нам надо было играть... гмм. Как-то раз мне приперло посрать, а это вообщем то не просто сделать на любом фестивале. Недавно мы играли на фестивале (Bizarre Festival) в Германии, и организаторы протянули большой рукав для того, чтобы откачать говно из сортиров, очистить все толчки, воняло страшно. Это был такой «говносос». Если вы не умеете зажимать свои булки и терпеть, тогда вам не следует выступать на фестивалях.

Ты продюсировал другие пластинки?

Да, альбом группы Piston, потому что они мои друзья, и дело тут не в деньгах, потому что я постоянно работаю с некоммерческими артистами. Я продюсировал первый альбом Life of Agony. Я получаю громадное удовольствие от работы в студии, но играя в Type O мне трудно выкраивать на продюсирование свое личное время и делать это чаще.

Не мог бы ты порекомендовать нам что-нибудь новенькое и американское?

Я бы порекомендовал разбомбить Америку, но пока вряд ли кто-то на это осмелится. Кто-то посмеет построить еще большую бомбу, собрать свои войска, приехать в Америку и освободить меня. Мне почти ничего не нравится из новой музыки, я стараюсь избегать MTV, и слушаю такое старье как the Beatles, Black Sabbath. Вероятно, я всего лишь старомодный 36-ти летний парень, которому чуждо все новое, все, что популярно сейчас. Я считаю, что все воруют свои идеи из прошлого. То есть, безусловно, сидеть на месте сложа руки не стоит, не хочу кого-то критиковать, но все это не для меня. Когда Type O начинают записываться в студии, я даже не желаю подсознательно какими-то мыслями грузить себя, мне хочется, чтобы мы оставались уникальными и просто делали свое дело.

Твоя любимая песня с нового альбома?

White Slavery, потому что это очень медленная и очень честная песня, и в ней затрагивается болезненная проблема кокаиновой наркомании. Я думаю, что, как правило, группы не поют о боли, они стараются уберечь своих фанатов от всего этого. Музыканты скрывают свою боль, свои переживания, они вынуждены корчить из себя крутых, потому что убеждены, что так и надо вести себя, и никак иначе. Рокеры не хотят признавать, что они обычные люди, страдающие, как и все остальные.

Кстати, по теме боли, на твоем теле множество татуировок, когда ты увлекся всем этим?

Все началось в Бруклине, когда мне было 15-ть лет, я взял иголку и что-то вытатуировал у себя на руке. Сейчас вы это тату не увидите, потому что поверх я наколол другой рисунок. Мне пришлось долго повозится, а в результате получилась какая-то халтура. Сейчас, я почти полностью зататуировал свои руки, и все за последние годы, хотя я уже давненько ничего не накалывал. У меня есть тату в виде колючей проволоки, прям как у тебя, но поменьше размером. Вот этот японский символ рядом означает смерть, все остальное послужило всего лишь «наполнителем пустот» между более крупными татуировками волка, огня. В моих тату много мотивов смерти, потому что в 10-ть лет я потерял своего брата и сильно переживал эту потерю. Я не считаю, что эти татуировки какая-то негативная вещь, просто реальность. Так получается, что если вы получаете моральную травму в подростковом возрасте, вы начинаете размышлять о жизни.

content bottom
Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (27.06.2008)
Оценка: 5, Голосов: 1
>> Следующий материал: Я не богатый человек
content top

Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь если вы регистрировались ранее.

content bottom