Рок Архив  »  S  »  Slayer

Развивая Скоростной Металл

Английский оригинал: Журнал Modern Drummer (США) том 15 №7 июль 1991г. автор: Teri Saccone
content top
Slayer
1991

Развивая Скоростной Металл

Slayer (1991) - Развивая Скоростной Металл

В середине 80-х, когда Slayer прославились как энтузиасты скоростного металла, СМИ считали их музыку "адским тяжеляком". Эта музыка была неистовой, почти перенасыщенной энергией, с лирикой вызывавшей яркие кошмары ментального извращения, рассказами о смерти и довольно часто с несколькими намеками на преисподнюю. Конечно, слова их песен зачастую имели двойной смысл и явно свой стеб. Хотя ясно одно: многие песни Slayer были наполнены критикой общества и рассказывали о главном сражении за выживание.
Так и не став всеми любимыми и популярными, Slayer никогда не продавали свои пластинки миллионными тиражами, а с выпуском новейшего альбома "Seasons In The Abyss", их популярность лишь продолжает расцветать. Эта группа, также как и Metallica, добилась успеха без радио эфиров и видеоклипов. Люди узнавали о музыке Slayer исключительно благодаря слухам и постоянным гастролям.
Скоростной металл для крутых людей со вкусом. Но в этой идиоме, четверых музыкантов Slayer можно считать самыми лучшими. Умопомрачительная скорость и безумная агрессия барабанов Дейва Ломбардо становиться стандартов для данного жанра. Своей скоростью исполнения и своей работой на двойных бас-бочках Ломбардо устанавливает новые рекорды. Однако в нижеприведенном интервью он настаивает на том, что скорость не обязательно требует жертвовать воображением и творческим мышлением. Его игра на пяти альбомах Slayer доказывает, что игра на барабанах в скоростном металле является художественным самовыражением, с ярким стилем и изобретательностью.

Ты согласен с тем, что Slayer потерли часть своих потенциальных слушателей из-за своего имиджа, который был скорее мрачным и в чем-то даже скандальным?

Дейв Ломбардо: С самого начала мы старались, чтобы нас заметили. Нам хотелось, чтобы другие обратили внимание на наши сочинения. У нас получилось. Народ остановился и обратил внимание на наши деяния. Но потом случился "перебор", и начались вопросы: "Вам что, правда, нравится такой имидж? Вы что, и по жизни такие?". Для нас, это всегда было фантазией, вымыслом, от и до. Мы сочиняем музыку так, словно снимаем фильм. Сценаристы пишут свои сценарии, опираясь на собственное воображение и отталкиваясь от когда-то прочитанного, и все это попадает в фильм. Мы же делаем примерно тоже самое, только на пластинке. Это музыка. Игра воображения и желание выразить себя. Но по жизни мы другие и не находимся постоянно в этом образе.

Продюсер Рик Рубин оказал серьезное влияние на Slayer, как в плане музыки, так и в плане бизнеса. Ты работал с ним с самого начала, так что же он дает тебе как барабанщику?

Он может сидеть в студии во время записи моих барабанов – на запись базовых дорожек альбома, как правило, уходит дней пять – и все это время он посвятит мне. Он дает мне разные идеи и предложении и полностью уходит в работу. Ничего подобного с другим продюсером у меня никогда и не было. Сторонняя помощь и тренировка очень важна. Его присутствие и его идеи помогают общему развитию. Одна маленькая задумка способна открыть для вас огромное поле деятельности.
Когда нужно было разобраться с рисунками басового барабана, он рассказывал мне какие рисунки должны подойти той или иной песни. Он также объяснил мне как играть перед припевом, перед тем как делать какой-то переход, нужно сделать дополнительный удар в бочку, чтобы удивить слушателя. Вот так.
С Риком очень красно работать, и он мне очень нравится. У него большой опыт работы с рэповыми группами, а рэповые команды часто используют басовый барабан. Я люблю играть как на двойных бас-бочках, так и на одинарном басе, и с его опытом рэп-продюсера, он очень любит, чтобы бочки "долбили" перед припевом. И еще, он нас не торопит и понимает, что для того, чтобы добиться желаемого, нужно время.

Расскажи нам о своих корнях. Где ты родился, где вырос и как пришел в музыку?

Я родился в Гаване, на Кубе, но я – американский гражданин. Моя семья перебралась в Америку в середине 60-х, мы убегали от коммунистического режима, осели в Калифорнии, с тех пор здесь и живем. Музыкой я увлекся благодаря своим родным и близким. Родители часто слушали латиноамериканскую музыку, джаз и сальсу, поэтому думаю, что этот ритм живет во мне с самого детства. Эта музыка буквально пропитана ритмом: много конгов, тимбал, барабанов. Вот откуда все это во мне.
Если же говорить об увлечении металлом, то тогда со мной случилось тоже, что и с большинством других 12-13-ти летних пацанов: я услышал Led Zeppelin или Cream. Эти группы слушали мои старшие братья и они же посоветовали мне их послушать. Выдали мне набор маленьких коробок и карандашей, усадили перед старео-установкой и сказали: "Давай, лупи под музыку". Вот как все началось для меня, когда я был еще совсем маленьким – лет пять или шесть. Потом я бросил играть и вернулся к барабанам только лет в 12-ть. Я продолжал интересоваться музыкой, и если видел какого-то барабанщика по телевизору, останавливался и наблюдал за ним. Но до 12-ти лет меня это все не особо привлекало. Только в этом возрасте начинаешь понимать, что тебе нужно и кем ты хочешь стать. Вот именно тогда барабаны по настоящему и вошли в мою жизнь. Тогда же у меня появилась моя первая барабанная установка, я пришел в свою первую группу, и начал всем этим заниматься.

Расскажи мне об этих твоих первых группах.

Одна из них называлась Escape. Там было два гитариста, но мы редко играли. Потом мы колотили группу под названием Sabotage, с теми же двумя гитаристами, к нам пришел вокалист, а вот басиста так и не было. Дали пару концертов, и на этом все.

И тогда ты играл также, как сейчас?

Нет, ничего подобного. Мы только и занимались тем, что переигрывали чужие песни. Отыграли на парочке вечеринок. Постоянно репетировали, но, в конце концов, я ушел. В тот момент родители настаивали на том, чтобы я устроился на работу.

И кем же ты работал?

Охранником в супермаркете. Тогда же познакомился с Керри, который жил в четырех или в пяти кварталах от моего дома. Ехал как-то мимо, увидел его и сказал: "Послушай, давай встретимся. Я играю на барабанах и знаю, что у тебя есть гитара". В итоге мы обменялись списками своих любимых чужих песен и начали их играть. Потом нашли Джеффа, он пришел ко мне домой вместе с Керри, и мы втроем начали играть в моем гараже. Керри сказал, что у него есть на примете басист и он же вокалист, так у нас и появился Том.

Тогда ты все еще был подростком?

Да.

Как быстро ваша группа "пробила" себе контракт на запись первого альбома?

Не прошло и года как мы заключили контракт с независимой фирмой грамзаписи, "Metal Blade Records". Сначала мы выступали по клубам, играли на разогреве у других групп. Потом к нам обратился один продюсер и предложил записатьтся для сборника "Metal Massacre". Это было в 1983. На первую часть сборника "Metal Massacre" попали песни таких групп, как Metallica, Ratt и несколько других лос анжелевских групп. Первая наша песня "Aggressive Perfector" попала на третий выпуск "Metal Massacre", после чего "Metal Blade" предложили нам записать целый альбом. Мы выпустили на этом лейбле свою первую пластинку, "Show No Mercy". Затем там же на "Metal Blade" мы выпустили трех песенный миньон: "Chemical Warfare", "Captor Of Sin" и "Haunting The Chapel". Затем был записан диск "Hell Awaits", а потом нас подобрал Рик Рубин.

Считается, что Slayer, на пару с Metallica, первыми заиграли скоростной метал ("Speed metal"). Как вы пришли к этому стилю, начали играть много 64-х нот, очень громко и тяжело?

Нет, нет. Мы играли много чужих песен, которые тогда никто не исполнял. Могли сыграть "Number Of The Beast" Iron Maiden. Тогда все твердили о том, что Iron Maiden – сатанисты, однако, это было неправда. Но когда такое говорили, мы играли эту песню. Мы могли играть те чужие песни, которые обычно не исполняли прочие кавер-группы.
Со временем, Джефф серьезно увлекся панком. Sex Pistols и прочий махровый панк. Он начал "подсаживать" меня на панк, я начал его слушать и фанатеть. Джефф превратился в какого панк-маньяка. Побрился на лысо и нам пришлось выступать с лысым Джеффом. Было непривычно. Но по мере моего увлечения панком, мне захотелось играть все быстрее и быстрее. Меня вдохновляла такая скоростная музыка. В конечном итоге мы все поменяли. За счет двойных бас-бочек, я мог ускорять рифф с заведомо медленным ритмом, и это было "в тему". Нам это явно подходило, так как получалось что-то новенькое. Но все началось из-за панка, на который меня подсадил Джефф. Мы могли взять металлический рифф, ускорить его темп, удвоить, в итоге получился Slayer.

За темп в speed metal отвечает барабанщик, и многое зависит именно от тебя. Как у тебя получается не сбиваться, играя на таких высоких скоростях?

Все получилось для меня как-то само собой и мне никогда не приходилось этому учиться. Я играл быстро, так как слушал панк и играл под панковские пластинки, и я просто перенес такую скоростную манеру в металл и в Slayer. Все получилось само собой. Всегда было легко и просто, как легко и просто сейчас. Причем, чем старше я становлюсь, тем легче мне играть столь быстро.

И как только у тебя ноги не устают играть с такой-то скоростью?

Главное все сбалансировать и правильно установить басовую педаль, с правильно растяжкой. Нужно найти верное взаимодействие с басовыми барабанами, а остальное приложиться. Лично у меня получается.

Не посоветуешь, что надо делать для поддержания выносливости на столь изматывающих концертах, как ваши?

Вот раньше я никогда не делал разминку, просто выходил на сцену и играл. Но во время последней части турне "South Of Heaven", я почувствовал, что начал играть на басовом барабане все хуже и хуже. Я понял, что просто не смогу играть также быстро, как раньше.
Поэтому на текущем турне я начал часто разминаться, растягивать свои ноги. К тому же мы с женой много гуляем, где бы мы не проходило турне. Мой роуди устанавливает в моей гримерке маленькую установку с двумя бас-бочками и плоскими барабанами для тренировок, и я сажусь и разминаюсь полтора-два часа перед концертом. Иногда я могу выпить, но никогда не делаю это перед выступлением. Перед началом концерта необходимо быть в хорошей физической форме.

В вашей концертной программе есть несколько "медленных" песен. Насколько плавно тебе удаются переходы от скоростных песен к медленным?

Но я же знаю порядок песен, поэтому и могу "притормаживать". Порою, это не так просто сделать. Иногда, из-за собственного возбуждения, я могу играть медленную песню в очень быстром темпе. Но если я знаю, что следующей мы играем, к примеру, "Skeletons", тогда я начинаю очень медленно считать, а потом замедляюсь для того, чтобы войти в нудный темп.

Что ты можешь посоветовать тем барабанщикам, которые хотят играть в стиле speed metal?

Я заметил, что те барабанщики, которые на гастролях просят меня что-то им показать, какие-то зажатые. Поэтому я советую им раскрепоститься и пусть палочка, а не рука, сама отстукивает ритм. Пускай палочка просто отскакивает на вершине тарелки. Ваша левая рука начнет действовать автоматически, в то время как правая пускай раскрепоститься, освободиться, работает свободно. Периодически отстукивайте ритм палочках на разных поверхностях, а потом попробуйте сделать ускорение. В конечном итоге вы будете держать палочку в правильном месте, а ваше запястье будет отскакивать само собой. Этому можно очень легко научиться.
А еще, слушайте много музыки и то, что играют барабанщики. Попробуйте подыграть и прислушайтесь. Я сам вот точно также учился и научился. Я запирался в своей комнате, потом раскладывал книжки на кровати, и лупил по книгам, играя под музыку.
Сегодня я слушаю много разной музыки, от реггей, Police и вплоть до Iron Maiden. Нельзя замыкаться на чем-то одном, стоит слушать много чего разного. В свое время я слушал что-то одно, потом заскучал, так как ничего не менялось.

Есть мнение, что если вы играете скоростной металл, значит, просто уничтожаете собственные инструменты. Но быстрота твоей игры никак не вредит вашему аппарату, не так ли?

Да, это верно. Возьмем в качестве примера тарелки, их можно элементарно разбить, если ударять по ним неправильно. Барабанные пластики оказываются выносливей тарелок. Мой роуди меняет пластик на моем малом барабане с периодичностью два-три раза в неделю. Так что если в течение недели мы даем каждый день по концерту, пластики поменяют два-три раза, смотря, насколько сильно я бью по ним во время выступлений.

Насколько серьезно твой барабанный техник готовится к очередному концерту? Он сам устанавливает и настраивает барабаны?

Йоги начинает подготовку примерно за неделю до начала предварительного производства. Перед началом записи, группа может репетировать довольно долго, месяце пять-шесть. После окончания записи альбома и до начала турне, мы можем репетировать около месяца. Йоги появляется в последнюю неделю перед отъездом в турне и начинает настраивать барабаны, а я рассказываю ему, как вся установка должна распологаться на барабанном подъемнике. В течение этой недели он натягивает и настраивает пластики для меня, чтобы все звучало так, как мне нравится. В эту неделю он ведет свои записи, а потом, когда мы выезжаем в турне, где-то первый день я ему помогаю. Затем он все делает самостоятельно. Все устанавливает и настраивает. Я могу выйти на сцену и даже не проверять свои барабаны, и все будет просто идеально.

Твои требования по звучанию и расположению барабанов не меняются от турне к турне?

В принципе, не меняются, но все зависит от установки. Иногда компания-производитель "Tama" может выпустить барабаны с новой облицовкой или другого размера. Как установка, на которой я играю в текущем турне: в этой установке просто огромные томы, поэтому мне приходится, немного изменять угол наклона, не так, как это было два года тому назад, когда я играл на томах поменьше. Но могу сказать, что это единственное изменение.

На концертах и в студии ты играешь на одной и той же установке?

Да, я играю на одной и той же установке, как в студии, так и на концертах. Все музыканты нашей группы любят играть на концертах с тем же самым звуком, что и в студии. Я начинаю беситься, когда какие-то группы играют на каком-нибудь телешоу с одним звуком, а на своей пластинке с другим. Поэтому я никогда не меняю барабаны, те же самые тарелки, все тоже самое и все это ради аутентичности.

А еще вы сторонитесь электроники.

Постоянно. Мы ей просто не пользуемся.

Твои основные принципы настройки барабанов?

Мне нравится низкая настройка, когда барабаны звучат как мощные пушки. Малый барабан должен иметь трескучий звук. А на концертах, малый барабан должен звучать настолько громко, что от этого звука я должен закрывать свои глаза. Так громко, чтобы у меня ломило в ушах.

Кстати, по теме уровня громкости, ты пользуешься бирушами?

Нет, я не могу. Это все только испортит. Чтобы не делать ошибок в игре, я должен слышать свои тарелки и барабаны в полную силу. Может быть, какие-то другие барабанщики как-то берегут свой слух и при этом играют правильно, но в своем стиле, я не могу себе этого позволить.

И ты никогда не волнуешься, что такой грохот может повредить твой слух? Ваши концерты очень громкие.

Под конец шести недельного турне, я начинаю хуже слышать. В начале турне мои мониторы настроены на один уровень, а по мере продвижения тура, я могу попросить сделать их погромче. Под конец турне уровень громкости на мониторах ставиться где-то на шестерку-семерку. Короче, под конец гастролей я слышу гораздо хуже. Но меня это не волнует, потому что каждый раз отправляясь на очередные гастроли, мне показывают уровни настройки мониторов, сделанные по моей просьбе в прошлый раз, и я постоянно прошу уменьшить громкость. Тем самым я восстанавливаю свой слух. Возможно, однажды я полностью оглохну, но сейчас меня это не волнует.

Как ты записываешь свои партии в студии?

Первым делом, мы прогоняем основные дорожки. Я прихожу в студию, а гитаристы и басист играют передо мной, в то время как их усилители установлены в каком-то другом помещении, и они также записываются. Я записываю свои базовые дорожки, а потом они записывают свои гитарные партии, затем соло, вокалы. Новый альбом мы записали за пять недель.

Ты сказал, что перед началом работы в студии вы несколько месяцев репетируете.

По ходу работы над новым альбомом, меня снабдили пленкой с записями примерно за год до начала работы в студии. Я разучил все песни, а потом мы с Керри играли их полгода до того как вся группа соберется и начнет репетиции. Поэтому я прекрасно разогрелся и подготовился, и знал большинство песен еще до начала записи, и в итоге записал свои партии всего за пять дней.

Ребята дают тебе пленку с песнями записанными ими с драм-машиной?

Да, они записывают песни с драм-машиной. Они дают мне основные переходы и ритмы, я играю под них и добавляю что-то от себя. Стараюсь сделать как можно больше, играю максимальное число проходов, для того, чтобы "въехать" в новые песни окончательно. Я много слушаю эти песни, и иногда что-то предлагаю от себя. Если мы не знаем что делать с той или иной песней, тогда я могу что-то им предложить. Иногда мое предложение "в тему", в другой раз нет.

По крайней мере, ты контролируешь песенный материал.

Я не могу контролировать только основные песенные ритмы и иногда брейки. Все же проходы в песенных структурах, это моя прерогатива.

Ты записываешься под метроном?

Нет. На этот раз, перед тем как отправиться в студию, я репетировал с метрономом для того, чтобы не выбиваться из размеров, так как во время записи альбома "South Of Heaven" мне было трудно контролировать ускорение и замедление.

"Seasons In The Abyss" похож на диск "Reign In Blood" больше, чем его предшественник, "South Of Heaven", на котором вы несколько отошли от выбранного вами курса. Насколько изменилась твоя игра на барабанах?

"Reign In Blood" наша первая пластинка, записанная на лейбле "Def Jam Records", и она получилась очень агрессивной. Причем агрессивными были и музыка, и лирика, да вообще все. 29 минут чистой скорости, и все было записано примерно за три недели.
На "South Of Heaven" нам захотелось немножко поэкспериментировать. Не хотелось, чтобы нас считали строго спид металлической группой, поэтому мы кое-что поменяли. Попробовали переделать припевы, вообще изменить подход к сочинению песен. Потом мы скомбинировали первые две пластинки и сочинили "Seasons In The Abyss". По звучанию, этот альбом получился более для нас характерным, чем "South Of Heaven", который был медленнее. Барабаны уж точно были медленней.

Ты наверняка не согласен с тезисом о том, что ради скорости приходиться жертвовать творческим началом.

Нет. Не разбирающийся в этой музыке человек, может назвать все это шумом. Наши песни нужно внимательно послушать и тогда вы поймете, что это не шум. Если врубить Slayer изначально на полную мощность, хоть в своей автомагнитоле, хоть дома, вам может не понравиться. Но если песни Slayer слушать на правильной громкости, вы сможете расслышать и творческий подход, и свой фирменный стиль. Наш стиль написания песен узнаваем, это песни со своей формой. Но для рядового слушателя все это в диковинку, обычный слушатель пока еще к подобному новому стилю не готов. Как только вы привыкаете, можете слушать все что угодно. Скоростной металл очень разный и каждый найдет в этой музыке что-то для себя.

Скоростной металл до сих пор не получил массового признания. Вас это возмущает?

Нет, нам все равно. Видишь ли, мы решили быть такими изначально. Мы многого добились, так и не свернув со своего курса, и с удовольствием занимаемся своим любимым делом. Почему мы должны беспокоиться, если кому-то наша музыка не по вкусу? Нам-то было по кайфу.

Что же тебе больше всего нравится в этой музыке?

Наверное, такие фанатичные подростки. Когда я выхожу на сцену и слышу как семь или восемь тысяч подростков кричат, что есть мочи, это такой кайф, просто неописуемый. Это просто невероятно и я всегда буду получать от этого крика невероятное удовольствие. Мне явно будет этого не хватать, когда наша карьера закончится.
Наверное, вот такой вот фанатизм я и люблю больше всего. Такие эмоции и игру на барабанах. Полтора часа выступления на сцене могут пролететь для меня за долю секунды. Бывают такие концерты, на которых реально пашешь все полтора часа, но я просто очень люблю играть.

Знаю, что ты любишь живые выступления, но я также слышал, что остальные ребята не очень любят гастролировать.

Нет, не сказал бы, что мы не любим, ездить на гастроли. Мы гастролируем с единственной целью – так у нас появляется возможность играть, а мы это просто обожаем. Но гастроли это еще и ежедневная рутина. Тяжелее всего ждать, время от проверки звука перед концертов до самого выступления тянется для нас просто неимоверно. Бывает нам есть чем себя занять и мы куда-то идем, но бывает так, что это просто невозможно. Иной раз просто некуда идти, разве что за кулисы или в гримерку, а за кулисами мало развлечений. И такое пустое времяпрепровождение больше всего бесит меня.

Ты сказал, что тебе будет недоставать энтузиазма фанатов, когда Slayer завершат свой путь. Ты уже думал, чем будешь заниматься, когда твоя карьера в составе Slayer подойдет к концу?

Да, думал. Скорее всего, я открою свой джаз клуб, и буду играть в своей маленькой джазовой группе. Мне бы понравилось. Хотелось бы иметь собственное заведение.

И ты играешь джаз?

Нет, но мне бы хотелось. Я всегда думал об этом. Мне всегда хотелось поиграть с музыкантами из какого-нибудь биг бэнда. Мне бы очень хотелось когда-нибудь осуществить эту свою мечту.

content bottom
Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (11.10.2012)
Оценка: 0, Голосов: 0
<< Предыдущий материал: Мужчина на все времена
>> Следующий материал: Разговор с Дьяволом
content top

Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь если вы регистрировались ранее.

content bottom