Битва Титанов

Английский оригинал: Журнал Spin (США) том 6 №12 март 1991г. Автор: Dean Kuipers
content top
Разное
1991

Битва Титанов

Slayer, Megadeth и Testament
"За Кулисами Турне"
4 октября 1990г. Майнц, Германия

В сверхграндиозном металлическом турне девяностых, "Битва Титанов" - Slayer, Megadeth, Testament и Suicidal Tendencies - шли своим путём по Европе. Наш репортер Дин Куперс наблюдал как Титаны реально сталкиваются вне сцены.

Этот столик кафетерия накрыт под высоким потолком "Rhein-Gold-Halle" в Майнце, Германия, подобно спичечной коробке в ящике объёмом 200 литров. Это было на следующий день после 3-го октября, Дня Воссоединения Германии. Я ссутулился на крайнем сидении позади созвездия кофейных чашек, поглядывая за двумя или тремя рабочими сцены этого турне, которые ели за другим столиком. Гора пустых тарелок быстро росла на мраморной поверхности стола. Было пусто и безлюдно. Четвёртый день я был в этом турне и уже ненавидел его.

Ненависть не слишком сильная. Но у меня действительно было сдержанное восприятие происходящего, не как журналиста, но больше как напоминания о наскучившем мире, который вы просто забываете, когда становитесь рок-звездой.

Само собой, концертный зал уже был полон нетерпеливых немецких фанатиков трэша с пустыми взглядами, группами слоняющихся туда-сюда, немногочисленная нация избежавшая школы-интерната. Но за кулисами пустота. Testament и Megadeth скрывались в своих личных двухэтажных гастрольных автобусах, своих собственных тёпленьких, душевных закрытых мирах. Музыканты Slayer ещё не появились. Suicidal Tendencies, выступающие первыми, только что подъехали. Бетон под нами превратился в желе и рёв взорвался в зале, когда гитарист Роки Джордж втолкнул группу в лучшее начало, которое я когда-либо слышал, они заиграли злобную "You Can't Bring Me Down". По ходу этой песни Майк Мюир буквально кипел, озираясь по сторонам как загнанная в угол взбешенная росомаха. Эта рычащая поза лучшее, что привлекает к трэшу. Зубы. Способность защититься. Очищение почек.

Всем известно, что Slayer, Suicudal Tendencies и Megadeth считаются крупнокалиберными гаубицами трэша. Группы, ломающие препятствия, которыми их затравливают цензоры-моралисты, представители власти и родители. Их также почитают за ребячески-чистую социальную совесть. Может быть они являются выразителями интересов своего поколения, учитывая их чудовищную популярность и их готовность впустить городскую действительность на свою загородную вечеринку. Могли ли они сделать это? Мог ли кто-нибудь из этих раскалённых реакторов преодолеть робость рок-звезды и прогуляться среди нас. Не знаю, на что я рассчитывал. Чёрные душой Пантеры? Борцы за свободу? Банды белых провинциальных микроволновых буррито-партизан, которые в виде исключения, не мелют далекую от реальности чушь. Как оказалось, они не смогли - но мне нужно было добраться до истины! Все три дня я лавировал в первые ряды, мои нервы разрывались шесть часов подряд на фоне призрачного, скоростного металла, в 7 вечера получив пинка от Suicidal и поцелуй на прощание от Slayer в час ночи.

Подобная подборка групп не похожа кошмаров "Монстров Рока" - возможно лучшая трэш-убойная программа в истории - шоу так колотило всем свои шумом, что никто не мог удержаться на ногах. После 4-х часов вы получали тепловой удар и пребывали в состоянии отупения, как на турне Джима Джонса Гэяны.

Я начал заново представлять себе образы Testament, Megadeth и Slayer - лирические образы с точки зрения разницы между театром и серьёзными комментариями. Или тем, что я называю "дефицитом фантазии". Фанаты пробивного хардкора, дэт металла и спида падают ниц перед этими тремя группами, как ни перед кем другим на земле, за исключением Metallica. Они воспринимают дефицит фантазии, даже незначительный, как недостаток. Дерьмо неподдельно для них и достойно осмеяния. Но закулисная реальность, как обычно, была дефицитом фантазии, с течением времени, разверзающимся всё шире.

"Твои ребята не представляют себе, что происходит здесь, в этой стране?", спрашиваю я Рона Лафитта, менеджера Megadeth, продолжая расхаживать взад и вперёд. "Посмотри на этих ребят. Что они здесь празднуют? Что весь этот загадочно-готический гнев и агрессивность означает для этого поколения, ярко и весело появляющегося в Германии, которая в конце концов закончила сражение Второй Мировой Войны?".

"Они заплатили определённую цену за великое рок-и-ролльное шоу", сказал он. "О, человече, это День Воссоединения! Официальная ликвидация Восточной и Западной Германии. Теперь у них одно правительство, одни деньги, одно имя, одна индивидуальность. Я болтал прошлой ночью с подругой, она мой коллега в Берлине, и она сказала, что у Бранденбургских Ворот творился настоящий ад...". "Чувак, вчера произошло Воссоединение. Праздник кончился. Пора возвращаться на работу".

"Ребята, вы даже не хотите часик пошататься по улицам?", спросил я, кажется уже в тридцатый раз.

Чуваки из Testament просто поглядывали друг на друга. Ежегодный "Volkfest" в Штутгарте, городской фестиваль, который как совпал с Днём Воссоединения, уносился прочь прямо по улицам из "Schleyer-Halle".

Но ребята из Testament нашли себе гораздо более своеобразное занятие. Наша компания, примерно 10 человек, собрались за столом на верхнем этаже автобуса группы, пытаясь пробить закалённым швейцарским армейским ножом гору мясе и овощей такую же большую, как огромная куча дерьма. После того, как Testament обрушил свой 35 минут угрюмой трэш-агрессии на юных лоботрясов Штутгарта, один из техников "обул" местных на 100 немецких марок, две фирменные футболки группы и бейсболку.

Возможно это был первый день благосостояния и счастья, который узнала Германия с тех времён, когда в 1945 сожжённое тело Гитлера было вытащено из его Берлинского бункера. Телефонный отчёт от моего друга в Берлине сопровождался сиренами, музыкой и криками с улицы.

И вот мы в Штутгарте - дурацкий цирк по большей части из крутозакрученных необразованных отбросов с MTV заколачивали большие деньги визжанием об Окончательной Реальности Смерти и Профессии Войны. Основной истине погребённой в вашем собственной гноящейся Крови и тому подобными вещами. Не то, чтобы их ярость не била в солнечное сплетение - она била - но много часов я обдумывал как природное неистовство и мрак вызываемый в воображении музыкой Slayer и Megadeth мог стать острым комментарием к окончанию Второй Мировой Войны...но этого просто не случилось. В этот момент у войны не было ни начала, ни конца. Ну, так что? Никто не говорил, что музыкант не может весь день сидеть в своей комнате, быть больным чудаком с инстинктом кровожадной собаки и не может писать ничего, кроме вдохновленных телевидением актуальных песен протеста. Но металл, это не только внешние манеры. Грань между улицей и позёрством так тонка. Я предвкушал родство с улицей, проволочный телеграф, достигающий Немецкой Земли Отцов - источника образов разрушения 20 века, фашизма, геноцида, контроля над взглядами, сильного готического духа, феодализма, мрачных легенд, как например, у братьев Гримм - короче, всего чем занимается металл.

В сущности оба лидера групп - Том Арайя из Slayer и Дэйв Мастсйн из Megadeth позже горько сетовали на то обстоятельство, что им просто не хватило времени, чтобы участвовать в празднике.

"Джеффу интересна тема войны", говорит Том. "Его отец был участником Второй Мировой Войны и сражался против гитлеровского вермахта - он был первым поколением немецко-американского союза. Нам повезло, что мы попали в Германию именно сейчас (во время воссоединения), но нам не представляется удобный случай отпраздновать это со всеми, и из-за этого мы с Джеффом обломались так как очень любим веселится".

Никто никогда в действительности не пускал луч в глаза Slayer и не заставлял группу откровенно признаваться ради дешёвого эффекта, что их вдохновляют некоторые ускользнувшие отсюда старые нацисты, Куклуксклан, Эд Гейн, Йозеф Менгеле, Чарльз Мэнсон и другие больше уродцы до кучи. Их образность вышла за общепринятые рамки с целью, попробовать пробиться сквозь апатию видео-отродье и заставить его думать. Многие из этих парней стали ленивыми студентами изучающими нацистские военные преступления, убийц маньяков и другие примеры насилия просто, чтобы содрать образы для своих шоу. Но вместе с тем, жестокость и боль заканчиваются существованием людей верящих этому в очень реальной степени. По крайней мере, я думал, что этот момент в истории покажет их всех немного странными, если не раздражающими.

Лезвие, пропахавшее дерьмо из мяса и овощей.

Ленивые, пафосные волосатые фермеры, думая я. Четыре группы в одной программе спели больше двадцати песен о войне. Но они знают историю еще хуже, чем Рональд Рейган. А он почерпнул свои знания из фильмов "Оружие и боеприпасы Джейн" и "Судья Дред".

Я карабкался на крышу автобусов и пытался увидеть "Volkfest" уносящийся в открытый Platz через Штрассе. Прищуриваясь я думал, что мог бы видеть маленькие извержение пивной пены я новые банкноты немецких марок разбросанные в освещенном прожекторами воздухе. Мне кажется, что Германия оживает. Но я побоялся пойти туда. Ребята из Testament уже забыли меня однажды днём раньше, когда автобус рванул прочь, а я спокойно стоял в холле парижского отеля "Mercure De Pantin". Все четыре группы удалились в свои индивидуальные автобусы и разъехались, каждая команда в свой отель. Testament даже не заселились в отель. Так что все просто спали где попало в надоевшем убежище. Но зачем уподобляться на гастролях свинье. Путешествие это веселье и оно должно быть разумным. Кто-нибудь ест в спешке или ещё смотрит новости. Ненадолго я забрался в автобус, чтобы покурить и немного пошутить с Testament, компанией неподдельно приятных ребят. Никаких амфетаминов, но море жратвы. Может быть это было проблемой. Один за другим, все засыпали в своих койках, пока мы с басистом Грегом Кристианом уже в двадцатый раз смотрели "Taxi Driver" ("Таксист"). Я спустился вниз и потратил час, пытаясь приготовить растворимый кофе в микроволновке, пока мы неслись сквозь ночь.

Внутри "Rhein-Gold-Halle" в Майнце, Slayer произвели сенсацию со своей обычной головокружительной тяжестью, до некоторой степени бессвязного визга: "Подними кубок с кровью/К эпицентру человеческой жестокости/Заключи в себе похоть/Вырывая глаз у козла ЗЛОБЫ".

Или что-то типо этого. Каким бы холериком на самом деле не был Арайя, это было чертовски тяжело. Сейчас, одна из наиболее популярных тяжелых песен в Европе – сингл Slayer "Angel Of Death", который прозаично свидетельствует о безумных экспериментах над людьми нацистского доктора Йозефа Менгеле. Когда группа играла еще один большой хит "South Of Heaven", чудовищный перевёрнутый крест, сверкающий красным светом, опустился со светящихся кронштейнов, чтобы зависнуть прямо перед ударником.

Этот крест страшноват, ведёт своё происхождение от кошении угрожающих парней из Лoc-Анжелеса. До известной степени приятно наблюдать за тем, как подростки сходят с ума от извращения общественной морали, с таким же успехом они могли бы биться за свастику. Так или иначе, это сделало Slayer гигантами. Но однажды за кулисами музыканты группы проигнорировали тот факт, что Германия окончательно празднует поражение "Ангела Смерти". Прославление или урок истории?

Кое-кто поднял детскую дрель ценой в фунт стерлингов и просверлил дешёвое пластмассовое сердце, вырвав его из этого шоу. Это сделал никто иной, как менеджер Slayer Рик Сейлс. После груды военщины его спид-металлическая программа смерти стала свежайшим белым хлебом в рок истории.

Я избавлю вас от странной беседы с Сэйлесом и я обсуждал с ним как он собирается подзаработать в Европе. Достаточно вспомнить злобные взгляды пьяных охранники на кухне. И кроме того там был производственный менеджер Бобби Шнайдер, первоклассна дырка в заднице, который никогда не улыбайся и который выглядел так, словно две недели его били шпателем.

В то время как турне докатилось до Испании, Титаны реально столкнулись. Пока Арайя и Роки буквально ползали по улицам Барселоны вдребезги пьяные, плечом к плечу в отвратительном товариществе, Майк Мюир из Suicidal Tendencies и Дэйв Мастеин из Megadeth приняли боевые стойки друг против друга, заявив, что им больше ничего не надо, кроме славной общественной борьбы. Такую боевую логику нельзя не заметить. Позже, 13 октября 1990 последующий обмен любезностями был записан, и вышел на страницах "Sounds", под заголовком "Титаны Скрежещут Зубами".

Мьюир: "Я был бы более чем счастлив на Уэмбли... Давайте, чёрт возьми, проведём матч по боксу, понимаете? Дейв - кик-боксёр, я - дворовый боец, мы наденем перчатки, это будет честно. Мы публично побоксируем прямо на сцене. Многие с удовольствием посмотрят, как Дэйву Мастейну пообломают рога, потому что Майка Мьюира нельзя победить. Я оттрахаю его... отделаю, слева и справа (рассекает кулаками воздух). Я хочу увидеть немного крови, понимаете, о чем я?".

Мастейн: "Это больше похоже на столкновение скряг. Нам урезают свет, программу выступления, эффекты, даже кормежку для наших рабочих сцены, и ту зажимают. Один парень из одной из групп, я не могу скажу кто именно, но нам всем хотелось бы поймать его снаружи, накинуть одеяло на голову и отпиздить его как следует. Все знают, о ком я толкую".

"Мне нравятся Suicidal Tendencies, но если Майк Мьюир пытается запугать меня, значит он - дурак. Кого это тревожит? Майк Мьюир жаждет драки на сцене, но я прежде всего музыкант, а потом уже кик-боксёр. Не важно. Если он начнёт задираться, я может, и не выиграю, но и не проиграю. Я слышал, что Slayer называли меня обезьяной, а все потому, что я сказал Тому, что мне понравилось, когда он сосал мой х.й".

И так далее. Я должен признаться, что мысль об одном раунде, открывшая перестрелку между Майком-Suicidal и Mega-Дэйвом прикалывает меня, Мьюир большой и сильный, Бандит из Cro-Magnon ищущий повод для драки на всём протяжении Венецианского пляжа. Во времена голливудских панков, ещё до появления группы Suicidal, мой друг описал Мьюира в статье в общих чертах: Мьюир славился пробиванием черепов, и буйством "до первой крови". В той статье была фотка Майк в клубе, его нос расквашен, кровь льётся на футболку, он по-настоящему счастлив.

Что касается Мастейна, он зарекомендовал себя, как первый металлический засранец и он изучал дзю-до, кунг-фу в стиле молящегося богомола, тэквандо, каратэ и теперь занимается кик-боксингом под руководством "Реактивного" Бэнни Уркуидэза, ушедшего на пенсию непобеждённым чемпионом мира и возможно одного из самых опасных людей из ныне живущих.

Я бы заплатил, чтобы увидеть эту драку. Я бы сел в первом ряду, только чтобы посмотреть на это.

Ребята из Slayer вскоре интуитивно почувствовали, что около восьмидесяти человек хотят живьём содрать с их менеджера кожу и скормить его плоть тараканам, и они начали вести себя так, как будто почувствовали небольшую ответственность за него. Они славятся тем, что недолюбливают друг друга и передо мной стояла неблагодарная задача раскрутить их на интервью. Вместо этого я сбежал и пробрался в толпу ребят - единственных людей, которых все это прикалывает. Может быть я судил слишком строго. Это просто буйная вечеринка.

Иногда, неистовых фанатов Slayer называют "Slaytanic Wermacht". Этот "Вермахт" мрачная, громкая, фанатично защищающаяся чисто трэшерская толпа, что-то типо антирелигиозного джихада. Это поиски тяжести, скорости, кровавости и ещё более смертельных опасностей. Slayer - самая жёсткая трэш-группа в истории, вне всякого сомнения. Или была ей. Некоторые из фанатов хардкора и трэша уже отказались от Slayer в пользу более глубокого андерграунда, сегодня они слушают Napalm Death, Kreator, Morbid Angel и Carcass, чьи выступления больше похожи не процесс разделки мяса, чем на рок-шоу. Вот потомство Slayer Тоска Дефицита Фантазии. Вы можете стать частью этого. Вы можете купить футболку.

Завтра, когда Slayer доберутся до "Rudi-Sedlmayer-Halle” в Мюнхене, это всё, что останется позади.

Ничего не произошло до конца недели - Чёрной Пятницы, иронично - когда Megadeth умудрились свалить прочь из туманности Титанов и рассечь яремную вену истории. Холодный, покрытый опавшими листьями день в середине октября, конец Мюнхеньского октябрьского фестиваля. Солнце уже не било во вращающуюся дверь "Munich City Hilton" но ребята из Megadeth зловеще слонялись по холлу отеля, словно банда раздражённых вампиров. Нет, не только что собравшихся после долгой дороги, а наоборот готовясь к ней. Мы избегали смотреть друг на друга, прячась за тусклыми чёрными солнцезащитными очками, волосы - как всегда - непробиваемая оборона.

В холле состоялась небольшая беседа. Мы вышли из автобуса во мглу в 4:30 утра, после пятичасовой давки из Майнца. Мастейн и ударник Ник Менза уже были сердиты. Губа Мастейна медленно и незаметно скользит вверх, обнажая большой зуб и образуя презрительный, злобный оскал. Туман опустился над тщательно-ухоженными немецкими полями кукурузы и фасоли. Солнце уныло пятилось и давало Чёрной Пятнице опуститься на землю. Настроение было отвратительное.

Это был скверный день для того, чтобы посетить концлагерь Дахау, и только я один считал, что это хорошая идея, потому что впечатление было что надо. Это разновидность дерьма, которую я ожидал от турне Титанов - и, действительно, Megadeth и Suicidal оказались двумя группами лучше всех осведомленные происходящим вне автобуса. Возможно это слегка своеобразный комментарий на новые популярные синглы Megadeth "Holy Wars" и "Hangar 18". Гитарист Megadeth Марти Фридман не пошёл с нами: его родственники погибли в Дахау, и для него это было просто невыносимо. Ничего не происходило, пока я не встал в фотомузее позади Мастейна и менеджере Рона, и начал чувствовать странную смесь юмора и ужаса, окружавших их. Они оба стояли здесь в чёрных кожаных куртках с логотипом Megadeth вышитом ярко-жёлтым цветом от плеча к плачу. Пятидесятилетняя женщина, стоявшая напротив меня, пялилась на эти куртки, тихо читая по слогам "Ме-га-дэт" своей дочери средних лет, обе выглядели встревоженными и даже шокированными. Перед нами висела громадная фотография трупов, сваленных в кучу для кремирования. Простоя и ясно: мегасмерть.

Два набитых битком автобуса с школьниками катались поблизости, но тяжесть этих мест удержала их от того, чтобы напасть на нас. По угрюмому взгляду из под очков Мастейна, было ясно, что сейчас не время для автографов. Мы пошли по направлению к крематорию мне скопления двух дюжин больших бараков, уже давно разрушенных. За час никто не произнёс ни слова. На маленьком мостике, ведудем в крематорий, я остановился взглянуть на быстрый ручеёк и увидел 26-ти сантиметровую форель. Живая тварь в этом царстве смерти.

"Смотри, форель", сказал я. "Ты лжец", огрызнулся Мастейн, быстро кинув взгляд вокруг. Но она плескалась там. Мы пошли дальше в крематорий. Газовые камеры в этом здании просто угнетали, я просто не мог смотреть на них. Ещё с меньшей эффективностью "СС" работали в лагере. Виселицы стояли сразу за двустворчатыми дверьми основного крематория – именно на том расстоянии, откуда два измождённых плохо накормленных человека могли бросить труп одного из своих товарищей. Когда мы уходили Дэйв сказал: "Мне дико печально в этом месте. Я и не думал, что нацизм был такой огромной треклятой системой, пока не увидел все сам".

Тем вечером в Мюнхене, Megadeth разговорились несколько более страстно, чем обычно. По пути, я убедился, что музыканты этой группы не похожи на бездельничающих рок-звезд и смотрят в лицо политической реальности.

"В школе учителя всегда просят одного из учеников прочесть параграф из учебника истории", сказал Дэйв на следующий день в Дюссельдорфе. "И все школьники должны прочесть следующий параграф. Мой учебник истории открыт, как и мои глаза. Я считаю, что у меня есть право говорить о своих чувствах. Кому-то это может не нравиться потому, что они не хотят этого понять. Современный мир в действительности дорожит выражением "Невежество это счастье"".

"А разве легко по твоему разобраться с социальными проблемами, и отделить плохих парней от хороших?", сдросил я, зондируя почву.

"Нет, потому что я не компетентен в подобных вопросах. Я думаю, что прямо сейчас, в этом месте, многие люди говорят о войне и антирелигии; больше о дурной стороне вещей - и хотя мы много говорим о последней ступени жизни, все равно без смерти жизнь не была бы бессмысленной".

"Я думаю многие музыканты пишут песни о смерти только ради самих песен. Только затем, чтобы казаться мрачными. Тогда я понимаю Slayer, потому что Slayer до известной степени символизируют много того, чем мы сами зачарованы. И я считаю, что любознательность одно из нестоящих чудес человеческого мозга. И будет позором, не воспользоваться собственной любознательностью".

content bottom
Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (03.07.2000)
Оценка: 5, Голосов: 2
<< Предыдущий материал: Битва Титанов
content top

Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь если вы регистрировались ранее.

content bottom