Рок Архив  »  D  »  The Doors

Разговор по душам с The Doors

Английский оригинал: Журнал Circus (США) 1.06.1969г. автор: Tony Glover
content top
The Doors
1969

Разговор по душам с The Doors

The Doors

От редактора: CIRCUS понимает, что разбивка длинных интервью на несколько частей дело не благодарное, но мы никак иначе не можем представить вам двух часовую болтовню Тони Гловера с Джимом Моррисоном, Реем Манзареком, Робби Кригером, Джоном Денсмором, и их гастрольным менеджером, Биллом Сиддонсом. Место в журнале не позволит нам состыковать все части нашей беседы воедино. Пожалуйста, будьте к нам снисходительны. Представляем вашему вниманию третью часть из пяти частного интервью.
Сочинять вступления к длинным историям может быть не менее скучным, чем чтение "слова редактора", объясняющего, почему они должны продолжать публикацию. Но поймите одно: 15 июня 1969 года The Doors прибыли в Миннеаполис для того, чтобы отыграть концерт, а я играл с ними на губной гармошке (читайте подробности в мартовском и апрельском номерах CIRCUS). Потом они достали для меня магнитофон и микрофон. Усекаете?
И как говориться, вот вам часть третья.

На гастролях, вы возите свой аппарат с собой?

Билл: Да. Добиваемся хорошего звука на всех концертных площадках, на которых выступаем. Если честно, то голос, как правило, звучит громче самих инструментов.

Робби: Все из-за того, что для усиления голоса мы используем тысячу ватт, и 600 ватт для инструментов.

Джим: Не стоит забывать о публике. Если бы они вели себя очень тихо, можно было бы услышать грохот падающей булавки.

Робби: На концерте, на стадионе "Hollywood Bowl", вокал был пропущен через звуковую систему мощностью 5000 ватт.

Билл: Мы только что с помпой выступили на "Hollywood Bowl". Выставили на сцене 54 усилителя – это была целая стена усилителей. Два с половиной часа выступали на предельной мощности, и могли бы всех в зале оглушить. Все дело в том, что в Америке мало концертных залов с достойными системами звука, рассчитанными для таких мощных групп, как The Doors – или Хендрикс, или The Airplane. Устанавливаем по четыре больших портала с каждой стороны сцены; два блока по 15-ть колонок и горн, а два по 12-ть и горн.

Вы смешиваете звук в них по ходу концерта?

Билл: Винс миксует их, прячась за усилителями прямо на сцене.

Робби: Как правило, голос он выводит на полную мощность.

Билл: Периодически мне приходится просить его уменьшить громкость, так как трудно расслышать инструменты.

Самая большая проблема во время турне?

Робби: Наверное, скука.

Билл: Точно, скука.

Робби: Трясешься в дороге по 12-ть часов в день для того, чтобы попасть на концерт, на котором играешь всего один час.

Билл: На текущем турне, мы тратим по пять часов на дорогу ежедневно. Мы тратим на дорогу целый день, но все равно от скуки это не спасает. Ну, скажите на милость, чем можно себя занять в Милуоки, Мэдисоне или Миннеаполисе? Часто просто тупо сидишь и читаешь журналы. Эти мелкие проблемы постоянно действуют на нервы.

Как и частые проблемы с оборудованием?

Робби: Обычно, в нашем контракте есть пункт, согласно которому нам обязаны предоставить большой грузовик. Он должен ждать в аэропорту, для перевозки нашего оборудования, ну и так далее. Но хуже всего, когда аппаратура ломается при транспортировки самолетом.

Билл: Вы когда-нибудь наблюдали за грузчиками, которые работают у транспортировочного контейнера, ленте, по которой движется багаж? Они снимают с ленты все мелкие, пятисантиметровые предметы и бросают их на землю. Тем самым они ломают все наши вещи.

Робби: Нам повезло, за сохранность аппаратуры у нас отвечает хороший менеджер. Он чинит практически все подряд.

Билл: Да, Винс Тренор – настоящий гений музыкальной индустрии. После очередного отработанного концерта, промоутеры подходят к нам и спрашивают: "Где вы откопали этого парня?". Несколько дней тому назад он починил усилитель Робби. Понятия не имею, что с ним случилось, но вся мелочь, соединенная проводами на задней стенке, была раскидана по полу. Винс собирал все это вручную в темноте, когда усилитесь внезапно бац и заработал. Он один из так называемых знатоков.

Когда вы сочиняете песню, Джим, ты последовательно сочиняешь слова, а затем их разбираешь, или ставишь перед собой конкретную цель по сочинению конкретной песни?

Джим: И так и этак, и часто по-другому. Как только песня готова, всегда трудно вспомнить, как она появилась на свет. Идеи приходят отовсюду. На самом деле, как только появляется какая-то идея, она достаточно быстро превращается в песню. Но на реализацию идеи лишь требуется несколько заходов.

Сочиняя слова, ты уже представляешь себе мелодию?

Джим: Иногда. На самом деле, большинство песен я сочинил за один заход еще несколько лет тому назад. С тех пор я написал мало песен. Теперь активно сочиняет Робби.

(вопрос Робби): Ты сочиняешь как слова, так и мелодию?

Робби: Обычно, начинаю с мелодии, а затем подбираю слова. Или беру какие-то слова сочиненные Джимом и пишу к ни мелодию.

На партитуре, "Not to Touch the Earth" выглядит почти бесформенной. Но при прослушивании, понимаешь, что это песня со своей прекрасной структурой, и все сочетается в ней просто прекрасно.

Джим: Обычно, такие песни как "The End", "When the Music’s Over," "Not to Touch the Earth," и "Five to One" создавались, выстраивались словно здания. Изначально, лирика просто отсутствует, как нет и самой песни. Вместо этого, есть что-то типа изначальной идеи, а потом песня выстраивается.

Когда вы находите время для сочинения новых песен? Как часто вы репетируете, когда вам не надо гастролировать?

Джим: Мы редко репетируем.

Джон: Но в этот раз репетировали перед записью нового альбома.

Билл: К этому альбому они подготовились гораздо лучше, чем к предыдущим. У нас есть спаренный офис, два помещения, а первый этаж можно использовать в качестве репетиционной точки. В этот раз, перед началом записи была проведена серьезная работа по компановке материала.

Джон: Точно. Все было сделано заранее, вместо того, чтобы тратить время в студии.

Джим: Видите ли, когда мы выступали по клубам, мы могли сочинять новые песни прямо по ходу выступлений, но сейчас мы позволить себе такого не можем, и должны репетировать.

Когда я постоянно играл с Дейвом Реем, мы начинали играть какую-то песню, и он говорил: "Хорошо, а теперь аккорд "Ми"". Начинали играть, у нас могли появиться какие-то слова, я запоминал лучшие и потом повторял их ему позднее. На следующий вечер, он использовал эти же слова и мелодию, но уже иначе. В конечном итоге, при такой схеме сочинения, рождалась новая песня.

Джон: В свое время мы делали точно также. По такому принципу родились все песни нашего дебютного альбома.

Робби: Да и второго тоже.

Песня "The End" была практически написана, когда вы вошли в студию?

Джим: "The End" – это одна из песен, имевших основную структуру. Скелет был уже готов. Но каждый раз мы исполняем эту вещь иначе. Мы записали её лишь в той форме, которая у нас на тот момент была, одну из готовых версий.

Робби: На самом деле, эта песня продолжает меняться. И на мой взгляд текущая версия гораздо лучше той, старой.

Джон: Когда мы её играем, часто просто дурачимся, обыгрываем новые варианты. Переделываем как музыку, так и лирику.

content bottom
Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (26.05.2015)
Метки: Circus, The Doors (1969)
Оценка: 0, Голосов: 0
<< Предыдущий материал: Год The Doors
content top

Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь если вы регистрировались ранее.

content bottom