В самое больное место

Английский оригинал: Журнал Raw (Англия) №142 2-15.02.1994г. автор: Dave Ling
content top
Dream Theater
1994

В самое больное место

Джеймс ЛаБри отвечает на обвинения
В рубрике "На Скамье Подсудимых"

Dream Theater

Ваша, пока еще не выпущенная 20-ти минутная песня «Change Of season» доказывает, что Dream Theater тайно стремятся превратиться в группу Yes. Что ты на это ответишь?

Джеймс: Не виновны. Конечно, мы испытываем на себе влияния этих групп, мы все любим творчество Yes, Rush и Pink Floyd, но вот когда начинаем что-либо сочинять, специально не планируем продолжительность той или иной песни. Лично для меня Dream Theater это прежде всего металлическая группа, и хотя присутствуют какие-то прогрессивные влияния, это лишь веянье времени. Для нас сигналом к окончанию работы над той или иной песней является наличие определенного послания, и мы не станем добавлять дополнительные пять минут для того, чтобы походить на наших кумиров.

На концерте Dream Theater ты присутствуешь на сцене лишь половину всего выступления, в связи с чем можно сказать, что ты превратился в фаната чайных церемоний.

Не виновен! Коньяк по цвету как чай, не правда ли? Я совершенно спокойно отношусь к столь продолжительному отсутствию на сцене, и не на что не жалуюсь. Я четко понимал и представлял себе кто такие Dream Theater еще до того как пришел в эту группу, поэтому я совершенно спокойно исчезаю в тот момент когда остальные инструменталисты демонстрируют свои возможности. Было дело, на одном из концертов, когда они доиграли «Surrounded» и перешли к «Ytse Jam» и «Bombay Vindaloo», обе инструментальные композиции, и играли их минут десять. В такие моменты я обязан что-то сказать, но это нормальная ситуация. В этот момент я просто возвращаюсь в гримерку, потягиваю теплую воду, обтираюсь полотенцем, делаю какие-то разминочные упражнения для поддержания уровня адреналина в крови.

Восхождение Dream Theater удивительным образом совпало с продолжительным молчанием из лагеря Queensryche.

Это правда, но нужно «ловить момент», в любом случае! В каком-то смысле нам повезло, что в тот момент Queensryche и Rush не проявляли видимой карьерной активности, но едва ли нам стоило обращать на это свое внимание, как-то зацикливаться, даже при наличии на сцене этих двух коллективов. Все потому что, именно эти команды открыли для нас двери. В своем стремлении популяризации музыки подобного жанра, они сломали многие барьеры, но я уверен, что мы все равно должны были найти свое место на этой сцене.

Тебе вполне комфортно в роли вокалиста модельной внешности Dream Theater.

(смеется) Да, конечно! Не виновен, но при благоприятных обстоятельствах, я бы не применул этой ролью модели воспользоваться! Нас не назовешь группой красавчиков, но если меня признают красавцем, буду этим очень польщен! Для музыкантов dream Theatre музыка стоит на самом первом месте, но если есть девчонки, которым приглянулись мои черты лица, то это хорошо, для меня это приятное дополнение. Можно даже, иногда, подойти ко мне поближе, и пообщаться.

Говорят, во время вашего первого английского турне вы решили не играть инструментальные соло, опасаясь, что вас может заклеймить местная пресса.

О, Господи! Можно сказать, что тут мы виноваты. Нас это беспокоило, однако, прежде всего нас волновало, как нас встретят фанаты, а не пресса. Американцы больше любят вычурность, им вообще свойственно потакать собственным желаниям. Я говорю об этом не только потому что ваш журнал, «Raw», британское издание, английская публика вообще очень серьезно настроена, и ее трудно завоевать. Можно сказать, что английская аудитория самая тяжелая в плане покорения, во всем мире. Когда выступали в Англии, нам хотелось не потакать собственным музыкальным амбициям, а просто наслаждаться самим выступлением. Но, как вам известно, когда мы приехали с концертами в Британию во второй раз, в нашей концертной программе появилось больше инструментальных фрагментов.

Записывая песню «Another Day», вы пригласили исполнить соло на саксофоне Джея Бекенштайна из джазовой группы Spyro Gira, но сделали это исключительно в отчаянной попытке понравиться джаз-рок сообществу.

О! Вы прям бьете в самое больное место! Альбом «Images And Words» был записан в студии Джея, а его дом находиться с этой самой студией по соседству. Мы захотели, чтобы в этой песне прозвучало соло на сопрано саксофоне для придания композиции нового измерения. И когда нас «осенила» данная мысль, начали думать, кто же может сыграть данную партию. Джею понравилась эта песня, и своей игрой он поднял ее на новый уровень. Да, признаюсь, на нас в значительной степени повлиял стиль джаз-фьюжен, но то, что Джей жил по соседству, это было чистой воды совпадением.

Говорят, что большая часть вашей аудитории безнадежные задроты.

Как раз наоборот. Те, кто приходит на наши концерты, это люди, которые умеют думать; и они по достоинству ценят красоту музыки. Эти же люди увлекаются творчеством Yes, Rush и Pink Floyd. Многие слушатели не выдерживают, «ломаются», не могут долго слушать подобную музыку, но наши фанаты ценят и любят проявление настоящих эмоций. Здесь просто нет места банальности.

С вашей стороны просто непростительная самонадеянность вставлять в концертную программу три длинные и нереализованные песни, одна из них («To Live Forever») длится больше десяти минут.

Не виновны. «To Live Forever» длится всего 4-5 минут, но мы решили дать возможность Джону Петруччи оторваться на гитаре, и забабахать после окончания этой песни продолжительный инструментал. Поэтому эту песню нельзя воспринимать «единым куском».
Да, мы исполняем со сцены нереализованные песни, но при этом знаем, что они никогда не появятся на студийном альбоме, хотя «To Live Forever» и «Bombay Vindaloo» попали на концертник «Live At The Marquee». Но все равно, они не выйдут в студийных версиях.
Поэтому живое исполнение этих песен можно назвать неким уникальным опытом. Эти композиции можно было услышать исключительно в рамках тура «Images And Words», и больше вы их никогда не услышите. Настоящие фанатики Dream Theater по достоинству ценят подобные вещи; мы словно обращаемся к ним напрямую, и это некое дополнение.

Четырехминутная песня «Another Day» была отчаянной попыткой выпустить хит-сингл с целью угодить вашей фирме грамзаписи.

Точно не виновны. Нашим самым успешным синглом на самом деле стала песня «Pull Me Under», вслед за темой «Take The Time». Получилась очень личная песня авторства Джона Петруччи. Надеюсь, он не станет возражать, если я раскрою один маленький секрет. «Another Day» рассказывает о его отношениях с собственным отцом. Когда Джону было лет 12-ть, его отец очень серьезно заболел, сейчас ему гораздо лучше, но по своей сути, получилась очень оптимистичная песня.
Если говорить о музыке, то эта вещь демонстрирует очень романтичную, эмоциональную сторону нашей группы. Как бы мы не увлекались металлом, прогрессивном, джазом и классикой, мы испытываем и влияние поп-музыки. Да, если разобраться, да, «Another Day» получилась попсовой, но в ней есть и прекрасные отголоски классической музыки. И потом мы вовсе не стремились сочинить и выпустить хит.

В Нью-Йорке живет одна особа, она репортер «Raw», а также председатель вашего фан-клуба, и ей всегда с огромными трудностями попадает экземпляр нашего нового номера.

(смеется) Как же здорово, что сейчас в нашей команде работает Гейл (Флаг). Да, признаю, тут мы виноваты! У нас раньше возникали огромные проблемы с фанатской почтой, но теперь у нас есть Гейл и она отлично справляется со своими обязанностями. На самом деле, по ее собственному утверждению, ее постоянно заваливают письмами, но она очень страется писать и для вас, уважаемая редакция «Raw»!

content bottom
Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (28.05.2014)
Оценка: 0, Голосов: 0
content top

Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь если вы регистрировались ранее.

content bottom