Разговор об упорстве...

Английский оригинал: Журнал Metal Maniacs (США) том 13 №9 январь 2000г. автор: Jeff Wagner
content top
Control Denied
2000

Разговор об упорстве...

Control Denied

Несмотря на то, что Control Denied новая группа, пять членов этого коллектива хорошо известные музыканты в хэви металлической драме. Эту команду собрал Чак Шулдинер, человек заработавший себе легендарное имя выпуском определяющих и ключевых для всего жанра семи альбомов – пластинок группы Death. На дебютном альбоме "The Fragile art Of Existence", выпущенном Control Denied на лейбле "Nuclear Blast", к Чаку присоединился гитарист Шэнон Хэмм и барабанщик Ричард Кристи, оба играли на прошлогоднем альбоме Death "The Sound Of Perseverance" (возможно последней пластинке этой группы?), а еще виртуозный басист Стив ДиДжиорджио (Sadus, Death, Testament, Autopsy, Dark Hall) и вокалист Тим Аймар (Tim Aymar) (Psycho Scream). Семь песен этого альбома продолжительные, сложные по своей структуре произведения, которые мог сочинить только Шулдинер – сверх-эксентричные, наполненные риффами мелодии, грациозно меняющие свой темп, многослойная ритм-секция при этом максимально подвижная. А "Человек Тысячи Голосов" оживляет лирические убеждения Чака, его решимость и желание отомстить (для того, чтобы понять насколько Тим обалденный вокалист, только не останавливайтесь на первой же песне "Consumed" и слушайте этот альбом дальше!). Эта пластинка кульминация давнего желания Чака сочинять и записывать более мелодичный металл. В то время как поклонники традиционного, прямолинейного хэви металла с легкостью насладятся песнями этого диска, иногда эти произведения практически "съезжают" до сложного по структуре, разрозненного металлического джаза, который не встречался нам со времен выхода последнего альбома Believer. Этот альбом явно стоит прослушать, это логичное продолжение творчества Death.
После вдумчивого прослушивания альбома, стало ясно, что мы с Чаком будем обсуждать его новое путешествие во времени, мне захочется узнать его мнение о том, что по итогам читательского опроса "Metal Maniacs", диск Death "The Sound Of Perseverance" признан первым альбомом 1998 года. Но из-за сложившихся обстоятельств у нас получилось совершенно не типичное интервью. Мы говорили не об очередной смене состава группы, не о песнях, не об альбоме, не о фирме грамзаписи, е о гастролях, не о великом хэви металлическом движении, или о нашей общей любви к Gotham City и Sortilege. Хотя мы затронули и эти темы, большая часть нашей беседы касалась темы борьбы Чака за собственную жизнь.
В середине мая, как раз когда было закончено микширорвание "The Fragile Art Of Existence", врачи обнаружили у Чака развившуюся раковую опухоль в клетках его мозга. Ясно и понятно, что его жизненные приоритеты резко поменялись, и музыка отошла на второй план. Впервые в его музыкальной карьере, группа Death не была для него в центре внимания. На самом деле, все иначе. Иронично, что большая часть текстов песен Чака этого десятилетия затрагивала тему тотальной силы разума и поразительного, несгибаемого упорства. Если такие песни, как "Destiny" и "Perennial Quest" удивительным образом предвидели то, через что ему пережить в последние годы, названия новых песен Control Denied, как то "What If" ("Что если"), "Believe" ("Уверуй") и "Хрупкое искусство существования" ("The Fragile Art Of Existence") похоже получились поразительно пророческими. Осмелюсь сказать, что эта опухоль, будь она проклята, выбрала не того парня. Оптимизм и сила Чака во время этого сложного физического и эмоционального периода вдохновляли всех тех, кто был рядом с ним – членов его семьи, друзей и фанатов. Конечно же, вся редакция "Metal Maniacs" надеется на скорейшую ремиссию и выздоровление, и что еще многие годы Чак будет оставаться среди живых легенд металла.
Во время написания этой статьи, в начале августа 1999 Чак вернулся во Флориду, придерживаясь очень строгой диеты и получая врачебные консультации от главного специалиста в этой области. Он восстанавливает силы после курса химиотерапии, который он прошел в Нью-Йорке (где проходила наша беседа) и через несколько недель снова поедет в Нью-Йорк. Однако, по ходу нашего интервью, он не смог бы играть на гитаре…

Ясно и понятно, что с момента окончания работы над альбомом Control Denied в твоей жизни все резко изменилось, но я уверен, что многие из твоих поклонников хотели бы знать, какова судьба этой пластинки в свете твоего нынешнего положения.

Чак Шулдинер: Понятно, что все фактически застопорилось. Цикл – выпуск альбома и работа с прессой – прервался. Я даю только отдельные интервью. Если честно, то ты вообще первый репортер, с которым я общаюсь. Первый из тех немногих, с которыми я, наверное, поговорю. Я разослал пресс-релизы, так как ясно, что это было необходимо. Все удивляются и спрашивают: "Почему Чак так редко дает интервью?". Я уже слышал слухи о том, что я, якобы, попал в автокатастрофу, сломал себе позвоночник. Поэтому пресс-релиз это своего рода укол в жопу, пускай народ знает о том, что мне еще потребуется много времени.

О чем сейчас ты бы хотел поговорить, о текущих делах или немного о самом альбоме?

О чем ты сам готов поговорить, на эту тему и пообщаемся.

Ну, тогда давай соблюдать очередность событий. Что подвигло тебя именно сейчас записать и выпустить альбом Control Denied?

Отыграв концерты в поддержку альбома "The Sound Of Perseverance", у нас возникла некотрая пауза, и я позвонил Тиму, у меня появилось записать этот альбом именно сейчас. Какое-то время мы простаивали, потом когда он был готов начать работу, начали записывать все в формате демо. Я пригласил Тима во Флориду, мы начали репетировать для Control Denied, а деятельность Death по большому счету свернули. Я никогда не тратил время зря, особенно когда у меня имелись песни для целого альбома, песни пролежавшие на полке уже два с половиной года. Кое-что пришлось обновить, пару вещей доделать, с целью освежить песенный материал, и мы все были на огромном подъеме. Я давно хотел запустить этот проект, группу Control Denied.

Лет шесть тому назад я читал в одном твоем интервью о том, что тебе бы хотелось играть в пауэр металл группе. Тогда ты выразил желание в качестве вокалиста пригласить Ронни Джеймса Дио. Довольно радикальное было высказывание для дэт металлического музыканта, говорить о мелодичности, о традиционном металле. Но только сейчас это имело свое реальное продолжение.

Да, я сказал об этом в 1993 году, в интервью журналу "Guitar World", помню-помню. Помню как тогда я признался о том, что скучаю по тем временам, когда можно было слушать абсолютно любую музыку, от Slayer до Judas Priest, от Iron Maiden до Venom. На самом деле, все мое музыкальное образование, мои корни, брали свое начало во всем металлическом многообразии, это уж точно. Поэтому мне очень давно хотелось поработать с "настоящим" вокалистом и расширить свои творческие горизонты. Да и потом тогда, в период записи и выпуска альбома "Individual Thought Patterns" я был не доволен ограниченностью собственных вокальных возможностей и все такое прочее.

Мне кажется, что музыка Death, начиная с альбома "Human" и дальше, все более отчетливо перерастала саму группу.

Да, конечно. Я почти пожалел о том, что не начал заниматься всем этим уже тогда, зачем ждать? Но я подождал и пошел дальше. Я рассуждал так: "Но мой слушатель хочет услышать именно такие вокалы, и я не хочу обманывать их ожидания и как-то разочаровывать". Но запустив Control Denied, мне хотелось удовлетворить свои творческие потребности, как и потребности многих других людей, которые стремились к переменам. Мне кажется, что многие хотели услышать именно такое, такую вот музыку.

А тебе самому никогда не хотелось петь "чистым вокалом"? Перепев песню "Painkiller" ты тем самым продемонстрировал, что такое возможно.

Нет. Когда у меня есть такой вокалист, как Тим, зачем мне стремиться петь самому? И потом, мне просто хотелось играть на гитаре и действительно быть обычным гитаристом, причем я хотел быть им уже много лет. Тим – мой вокальный герой. Он просто невероятный певец. Он поет убедительно, мощно и мелодично. Этот парень умеет петь чисто и вместе с тем пронзительно – меня пока что устраивает вокалист, способный как пронзительно орать, так и петь, одновременно. На такое способны далеко не все певцы. Найдется лишь горстка радикальных вокалистов, таких парней, как Ян Гиллан, обладателей экстремального вокального стиля, и вместе с тем умеющих реально петь. Мне очень понравилось, как Тим спел на этом альбоме, он очень постарался и полностью выложился.

По сути, в Control Denied играют все те же музыканты группы Death, плюс Тим. Так можно ли сказать, что это те же самые Death только с мелодичными вокалами? Чем в твоем понимании Control Denied отличаются от Death?

Отличаются, на мой взгляд, своей музыкой, настроем, отношением, если сравнивать с той музыкой, которую я играл в Death. Да, по музыке, есть какие-то параллели с альбомом Death "Symbolic". Но вот когда я сочинял эти риффы, то совсем не думал, что потом они будут ограниченны определенной вокальной фразировкой или определенным стилем. В этот раз безграничные вокальные возможности стали своего рода глотком свежего воздуха. Но вместе с тем есть и те фирменные фишки, которые от нас ждут – безумные риффы, мелодичные соло, сдвоенные бас-бочки из ада.

А как же Death? С этой группой покончено? Control Denied твое новое увлечение или, по сути, продолжение творчества Death?

Сто процентное продолжение, и мне самому интересно, чем это, в конечном итоге, закончится. Все говорит в пользу того, что слушателям эта пластинка понравится. Позиция осталась неизменной, никакой погони за модой, никаких "проходных" риффов, никакой мешковатой одежды в студии (смеется). Можно сказать, что я двигаюсь в новом направлении, и это направление безгранично. Это классная концепция, и эту идею еще предстоит развить. Я настроен крайне положительно на то, как слушатели примут эту запись.

Значит, группа Death пока остается в замороженном состоянии?

В данный момент, конечно же, да.

Другие музыканты Control Denied принимали самое активное участие в сочинении песен, и все играют с огромной самоотдачей и узнаются мгновенно.

Каждый показывает себя с наилучшей стороны. Совершенно ясно, что музыканты, участвующие в записи, дико выкладываются на этой пластинке. Только Тим не смог осуществить все мной задуманное, но он пришел в студию и спел просто офигительно. Он сказал, что еще никогда так не выкладывался, и я с ним согласился. В студии царила просто магическая, классная атмосфера.

А как к вам присоединился ДеДиорджио? Мне кажется, что на должность басиста Control Denied планировался бас-гитарист Death Скотт Кленденин.

Скотт просто не вписался. Не могу сказать, почему так получилось, то ли из-за этих песен, но он был не доволен происходящим, и в итоге нам пришлось его отпустить. Все чувствовали нечто особенное, поэтому уход Скотта был просто неизбежен. Я сказал ему: "Я вижу, что тебя это явно не устраивает, но нам самим нужно двигаться дальше". На этот раз все было иначе, не так, как раньше. Гастроли Death были просто замечательными, очень успешными, крайний альбом прекрасно принимали, но нужно было поставить точку – и сделать это мне было дико трудно. Скотт великолепный басист и нам явно понравилось работать вместе, но на тот момент его уход был просто неизбежен. В итоге я позвонил Стиву и объяснил, что от него требуется, все это получилось как-то само собой, так сказать "по наитию". Забавно, но примерно при тех же обстоятельствах Стив был привлечен к записи альбома Death "Individual Thought Patterns". Стив один из редких музыкантов, который может позвонить тебе и поинтересоваться, чем ты занят. Он музыкант по своему призванию, и он один из немногих, кто может подключится к тому или иному проекту и извлечь для себя пользу. Трудно найти музыканта, способного играть столь же органично и вместе с тем с самоотдачей, с полной выкладкой творческих усилий.

И надо сказать, что он участвует не в чем-то простом и доходчивом, как AC/DC, ему приходится играть очень сложную музыку, как это было во время записи таких альбомов, как "Individual Thought Patterns" и "The Fragile Art Of Existence". Но у меня такое чувство, что он был рожден играть подобную музыку.

Да, это просто обалденно! Стив не только мой близкий друг, но он еще и мой самый любимый басист на этом свете, это совершенно точно. Я с большим удовольствием не только слушаю, как он играет, но и наблюдаю с какой легкостью он вписывается в складывающуюся ситуацию, насколько нам всем он облегчает жизнь. Когда мы работали над альбомом "Individual Thoght Patterns", у него было только четыре недели на репетиции, и у меня просто в голове не укладывается, как музыкант может просто прийти и справится с настолько сложным материалом. Вот почему я был уверен в том, что Стив справится и на этот раз, вот почему я обратился к нему и сказал: "Давай встретимся, запишем еще альбомец и просто получим удовольствие". Он пришел и полностью оправдал мои ожидания.

Ты не удивился, что по итогам опроса наших читателей (опубликованного в шестом номере "Metal Maniacs"), Control Denied обогнали как Slayer, так и Cradle Of Filth и выпустили "Альбом Года"?

Я до сих пор в шоке. Неделю тому назад, я признался кому-то в том, что до сих пор не могу сей факт переварить. По большому счету, это просто предел мечтаний. Хочу поблагодарить всех, кто способствовал этому, это просто невероятно. Для меня это была одна из тех приятных неожиданностей, которые бывают после многолетней работы. Надо сказать, что фанаты всегда этому способствовали.

Мне думается, что в равной степени горячо поддержат тебя и в деле борьбы с твоим недугом.

Да.

Не мог бы ты рассказать нам о том, как ты узнал о своей болезни? Расскажи это для тех, кто, возможно, не читал твой пресс-релиз.

В самом конце записи альбома я начал чувствовать боль в шее, тоже самое чувствуешь, когда потянешь мышцы шеи, или такая же боль чувствуется от защемления нерва. В итоге я обратился за помощью к хиропрактику, а потом к массажисту, а потом боль начала простреливать в руку или в мою левую ногу. Массажист уверял меня, что все дело в защемленном нерве. Я ходил на массаж к этой женщине раза три в неделю; но после очередного сеанса массажа не чувствовал боли дня два, не больше. Потом кто-то подсказал мне сделать акупунктуру, я знал, что это такое и решил попробовать. Не вопрос, я не боюсь каких-то новых методов лечения. Я начал ходить к другому специалисту женщине, но двух недельный курс акупунктуры мне тоже никак не помог. Тогда она поинтересовалась у меня: "А ты когда-нибудь делал "Магнитно-резонансную томографию"?". Она сказала, что я просто обязан сделать томографию своей шеи, я прошел несколько осмотров прежде чем сделать эту томографию, а именно очень подробный рентген. Я сделал рентген шеи и головного мозга, и, посмотрев снимки, сначала врачи подумали, что я пережил удар. Я удивился такому серьезному раскладу, но подумал, что так оно и должно быть. У моих близких были проблемы с сердцем, и потом профессия музыканта подвержена стрессу, временами могут возникать крайне стрессовые ситуации. Короче, когда стали известны результаты томографии, меня проинформировали, что в моем организме что-то есть, и это "что-то" никак не связано с инсультом. Врачи сказали, что нашли опухоль в моем мозге. И тогда я… (делает паузу), прифигел.

Жизнь изменилась в одночасье.

Да, старина, с этого самого момента. Так словно спишь и ждешь во сне звонка будильника, потом вскакиваешь в постели и говоришь себе: "Ох, мне только что приснился кошмар", но это были еще только цветочки. После первого шока, еще предстояло во всем разобраться. Моя сестра, как настоящий воин, взяла дело в свои руки. Тогда я был словно в тумане, сидел и просто свыкался с этой мыслью. Сестра начала всем названивать и в итоге нашла лучшего доктора здесь в Нью-Йорке, и что самое главное, лучших сиделок. Надо сказать, что Нью-Йорк всегда славился своей первостатейностью, как в музыке, так и в вопросах здравоохранения. Я приехал в Нью-Йорк, прошел курс химиотерапии, и сейчас идет уже четвертая неделя данного курса. Сам сеанс длится всего лишь 10 минут, но каждый день. Я то думал, что это процесс довольно долгий, но оказывается всего 10 минут. Это высокотехнологичный процесс и при этом крайне агрессивная по своему воздействию химиотерапия. Обрабатывается отдельный точечный участок, а не вся моя голова – так сказать точечная, аккуратная обработка. Другие места затрагивать нельзя, так как это жизненно важное пространство. Мне говорят, что химиотерапия прошла очень успешно. Обычно, подобная опухоль в мозгу появляется у людей меня моложе. В какой-то степени мне "повезло", если это слово тут уместно, так как более взрослый человек легче справляется с последствиями подобного химического воздействия. Врачи очень довольны результатами того курса лечения, который я уже прошел. Моя двигательная функция восстановилась, а то я где-то с неделю ходил с палочкой. Хреново мне было.
Все это просто в голове не укладывается, просто обалдеть, да и только. Все то, что со мной случилось. Все это можно расценить как мощнейший звонок будильника. Как только мне поставили этот диагноз, понятно, что все резко изменилось. Слава богу, что у меня такая замечательная семья, которая меня очень поддерживает. Просто поразительно, у меня появились новые друзья, и это дает мне огромную поддержку. Меня радует не только эффективный курс лечения, но и такая большая поддержка со стороны других людей. Это было просто невероятно. Это действительно дает силы жить дальше. Все эти 14 лет я жил одной музыкой. Надо сказать, что любая карьера, и в особенности музыкальная, заставляет отдавать ей все свои силы, все жизненные соки. Музыка настолько поглощает тебя, что обо всем другом просто забываешь, уже некогда посмотреть по сторонам, скажем так. Даже, несмотря на ощущение, что ты в курсе происходящего, но это обманчивое ощущение. Потом случается нечто похожее на мой случай, и тогда просто приходится сделать шаг назад. Приходится внимательно посмотреть на происходящее, оценить то, что происходит, и тогда многое уходит на второй план. Нам всем нужно посмотреть… (задумывается) оценить все то хорошее… (задумывается), что можно извлечь из подобной ситуации. Подобное многих сплачивает. Встречаешься с теми людьми, которых уже давно не видел. Такое сплачивает твою семью. Начинаешь смотреть на происходящее другими глазами, под позитивным углом.
Я пробыл здесь почти месяц, и я прохожу курс лечения с середины мая. Я гуляю и иду на поправку, в том плане, что моя опухоль уменьшается, чем доктора очень довольны. К счастью, я могу нормально двигаться и чувствовать себя вполне нормально, сейчас для меня главное правильно питаться и сохранять позитивный настрой. А куда еще деваться? Приходится. Я человек, который явно любит жизнь, и мне очень многое нравится в этой жизни – животные, природа, мои близкие, очень много разных вещей, а не только одна музыка. Но сейчас думаешь только о том, как бы выкорабкаться, все остальное не важно. Я раздаю интервью в поддержку нового альбома, но по иронии, этот новый альбом уже не столь важен для меня. Конечно, я очень горжусь своей новой работой и очень хочу, чтобы мои новые песни услышали, но вместе с тем есть и кое-что другое. Я был буквально одержим музыкой, музыка была моей страстью, но сейчас я думаю только об одном, о собственной жизни.

Когда сейчас анализируешь тексты твоих старых песен, просто диву даешься. Как лирик ты прошел долгий путь, от "Leprosy" и "Choke On It" до песен о ценности жизни, о внутренней силе помогающей сражаться со всем негативизмом. Так получается, что сейчас ты тот самый человек, о котором ты пел. Ты герой собственных песен.

Да, спасибо, старина, ценю твои слова. Слава богу, что другие подстегивают меня и говорят мне такие вещи. Замечательно, когда послушав слова, слушатель способен оценить себя, развернуться и сказать: "Послушай, а ты заметил, как называется твой крайний альбом? Что в названии есть слово "упорство"?". Определенные слова и понятия мне приходится переосмыслять – заново оценить не саму музыку, не этот выхлоп эмоций – мне нужно заново переосмыслить ключевые понятия для моего сегодняшнего выживания. Да, есть определенные слова, которые я люблю использовать, как автор лирики. Упорство – это важное понятие в жизни любого из нас, любого человека. Жить каждым днем, ведь сама жизнь такая хрупкая штука.

И это как бы подтвердило название твоего нового альбома "The Fragile Art Of Existence". Оно зазвучало для тебя иначе, с учетом случившегося?

Помню, как сказал одному своему другу, это было накануне выхода диска "Symbolic". Я сказал ему, что, скорее всего, новый альбом Death будет называться "Хрупкое Искусство Жизни" ("The Fragile Art Of Existence"). Но все вышло иначе. Это мощное, значимое выражение, подводящее черту под всем сущим. Когда сейчас оцениваешь это название, просто удивляешься, оно как нельзя кстати подходит настоящему, подходит к тому, что сейчас происходит.

Догадываюсь, что когда ты вернешься к активному творчеству, тебе будет о чем написать, о чем нам рассказать в своих песнях.

Да, возможно я даже выпущу тройной альбом (смеется).

Что удивительно, мне кажется, что тебе и раньше жизнь медом не казалась, то есть ты всегда выражал в лирики свои собственные переживания. Ты говорил совершенно откровенно, с открытой душой, но вот сейчас…

Когда сейчас оцениваешь все эти старые проблемы, причем совершенно не важно, о чем были мои старые тексты, все это не стоит выеденного яйца. Прикольно, ведь многое становится вторичным, то, что раньше казалось существенным, больше не имеет ни малейшего значения. Пора о многом забыть, "отпустить", и принять много нового. Сейчас я заново открываю для себя смысл бытия, скажем так. Но это еще не конец. Я еще не махнул на себя рукой, не подчинился судьбе. Нет ничего невозможного. Прогнозы врачей крайне оптимистичны, и мне остается ухватиться за это и не отпускать.

content bottom
Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (27.04.2013)
Оценка: 5, Голосов: 2
content top

Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь если вы регистрировались ранее.

content bottom