Рок Архив  »  A  »  AC/DC

Ты испорченная, гадкая мымра

Английский оригинал: Журнал RockLine! (Канада) том 7 №10 октябрь 1985г.
content top
AC/DC
1985

Ты испорченная, гадкая мымра

RockLine! Беседует с Брайаном Джонсоном и Энгусом Янгом из AC/DC
Эксклюзив!

AC/DC

Первая металлическая группа вернулась, чтобы посадить муху на вашу стену!

Расскажите нам об «Fly On The Wall». В этот раз эта пластинка была спродюсирована самими музыкантами группы?

Брайан Джонсон: Диск был спродюсирован Малькольмом и Энгусом, следовательно, можно считать, что в роли продюсера выступила группа.

«Flick Of The Switch» стал первым, спродюсированным AC/DC. И как мы помним, этот альбом не особо хорошо продавался. По крайней мере, не так хорошо, как ожидалось.

Брайан: Ну, нас, лично продажи устроили. Нам все абсолютно понравилось. Эта пластинка отвечала нашим требованиям.

Энгус Янг: На самом деле, это ошибочное мнение. О нас много чего не по теме болтают со времен выхода альбома «Back In Black». Есть мнение, что «Flick» плохо продавался, но на самом деле этот альбом разошелся никак не меньшим тиражом, как остальные наши пластинки.

То есть, он стал платиновым?

Энгус: Понятия не имею.

Брайан: В Канаде было продано не так уж и много дисков. Но если же говорить о Европе и остальном мире, то, гм, я считаю, конечно, этот альбом стал платиновым.

Энгус: Мы играем на этой сцене вот уже 11 лет, и причину такого долголетия я вам не объясню. По причине того, что мы редко общаемся с прессой, редко, по их собственному мнению – отсюда складывается мнение, что если о нас ничего не слышно (а мы предпочитаем отмалчиваться) – подобная «игра в молчанку» подталкивает репортеров писать: «О, что-то о них ничего не слышно, значит, можно их и обосрать». Один репортер общался со мной, словно мы какие-то новички… но наша группа продала 30 миллионов пластинок по всему миру. У нас синглов попавших в «первую десятку» больше, чем у большинства групп с мировым именем. Поэтому такое дилетантское отношение со стороны прессы, иногда раздражает.

Так почему же вы тогда не хотите общаться с прессой?

Энгус: Ну, я бы не назвал нас высокомерными людьми, ничего такого. Мы общались с прессой, но почему я, или мы, должны разговаривать с тем парнем, который до этого написал о нас какое-то дерьмо? Эти «серуны-репортеры» появляются и ждут радушного приема. Зачем мне встречаться с «обсерщиком», которого я впервые в жизни вижу?

Брайан: Многие идут брать интервью с явным желанием вас как-либо задеть.

Энгус: Я бы назвал нас одной из самых честных групп в мире.

Брайан: Они лишь задают стандартные вопросы и не понимают сути предмета.

Энгус: Самое главное, надо понимать, что мы рок-н-ролльная группа, что мы никогда не начинали свой путь как поп-группа, стремящаяся выпускать хитовые синглы. В противном случае, это были бы уже не AC/DC.

Я что-то не догоняю, вас начали критиковать изначально за то, что вы не выпускаете хитовых синглов?

Энгус: Да, думаю, так и было. Народ привык судить о нас в общем, не вдаваясь в детали. Если обыватель видит очередного клоуна в шоу Джонни Карсона, он думает: «О, да этот парень большая звезда». Да, может он и звезда, только не здесь, а в моей стране (Австралии), или в гребанной Антарктике, или на Аляске. Вот каким образом другие оценивают успех. Но у меня лично другие приоритеты и суждения. На этом свете живет множество писателей, продающих свои произведения шести-семи миллионными тиражами, но половина мира никогда даже не узнает их имен. Многие считают прессу очень важной вещью, многие, но не мы. Мы всегда стремились выпускать, прежде всего, пластинки – вот что стояло для нас на повестке дня.

Где вам нравится работать больше всего, записываться в студии или гастролировать?

Энгус: Комфортней всего мы чувствуем себя на сцене – не обязательно на гастролях. Когда выступаешь на сцене, именно тогда оживают твои записи. Если же говорить о нас, то мы и в студии работать тоже любим, потому что там можно раскрыть свой творческий потенциал. Можно проявить себя как на сцене, так и в студии. Приходишь в студию и творишь, а потом отправляешься на гастроли и там просто отрываешься. Так что всегда все сводится к тому… как ты сказал, многие лишены возможности с нами пообщаться, в основном потому что довольно часто в прошлом, мы никогда не считали, что данное общение столь важно.

Брайан: Наша группа всегда очень напряженно репетирует, готовясь к концертам. Многие группы, или их менеджеры, скажут: «Самое главное, нам предстоит две недели общения с прессой, а потом будет трехдневная репетиция». Мы бесим представителей прессы,… они могут ехать к нам на электричках из Лондона, а мы им скажем: «Я прошу прощения, но сейчас мы заняты, мы репетируем». «Не понятно, что значит «мы репетируем»? Мы проделали столь долгий путь для того, чтобы взять это интервью! Поэтому вы можете выкроить для нас свое драгоценное время!». Они не понимают, что репетиции это наша работа. Вот откуда «вылезают» все эти лживые истории.

Энгус: Нужно понимать, что мы рок-н-ролльная группа, и мы не станем откровенничать, если очередной писака пишет о нас какие-то гадости.

Значит, вы не согласны с мнением, что плохой прессы по определению не бывает?

Энгус: Любая пресса, хорошая пресса, нет, так вовсе не обязательно. Нет, не пойдет. Но если какой-то репортер считает вас высокомерным снобом, он об этом так и напишет. «AC/DC высокомерные снобы, которые не станут общаться с прессой». Это же полный бред, если музыкант понимает всю важность своей работы и репетирует для очередного концерта, ему важно, что подростки платят за этот концерт свои деньги и хотят увидеть хорошее шоу. Мне важно, чтобы эти дети уходили с нашего концерта домой счастливыми, чтобы никто из них не жаловался. Фирма грамзаписи оплатила музыканту перелет на самолете, оплатила пребывание в гостинице, поэтому он должен постараться сделать концерт незабываемым. Я видел немало высокомерных музыкантов!

Брайан: Пьяных и высокомерных. «Ну, я играл в четырех группах, и так понимаю, что вы моя следующая. Так что возьму ка я все, что мне нужно, а потом свалю». Иди ка ты прогуляйся! Мы не хотим разговаривать с человеком с подобной позицией. Наша группа, как ни одна другая, разрушила реноме множества так называемых рок-критиков. А какой-нибудь пацан говорит: «Минуточку. Я читаю отчеты этого репортера каждую неделю, и он обсирает эту группу, но я ходил на их концерт и классно провел время».

Энгус: Бывает очень противно, когда какой-то парень пишет о тебе разные гадости, а потом, через 10-ть лет говорит: «О, да они великая группа».

Брайан: «Я следил за вашим творчеством с самого начала».

Вы несете ответственность, прежде всего перед своей аудиторией.

Энгус: Перед аудиторией. Именно они приходят на наши концерты, и уж лучше я с ними буду разговаривать.

Брайан: Они платят свои кровные за билеты и оплачивают проезд, чтобы попасть на наш концерт. А вот расходы репортеров компенсируются еженедельно. У некоторых из этих подростков нет ни копья…

Энгус: Хорошее у нас интервью получается, правда?

Брайан: Ну, иногда и хорошие стоит выпускать.

Энгус: Есть журналы, которые печатаются специально для этих подростков.

Похоже, что вас задевает мнение прессы. А вы сами все это читаете?

Энгус: Нет, нам другие рассказывают.

Брайан: Наши друзья.

Когда вы начали запись вашего нового альбома?

Энгус: Прошлым летом. Мы гастролировали в Европе, потом недолго репетировали в Англии, и начали сочинять новый материал в конце октября 1984.

На тот момент несколько песен было уже написано?

Брайан: Да.

Энгус: Какие-то наброски еще во время гастролей. Какие-то идеи и все такое. Но большая часть материала сформировалась когда мы прекратили выступать. Поехали в Европу. Немного репетировали, занимались предварительным производством, , потом пошли и начали все компоновать.

Как много вы меняете на данной стадии работы?

Энгус: Мы постоянно что-то меняем, вплоть до окончательного микширования. Если работа спориться изначально, такая легкость начинает напрягать.

У AC/DC свой фирменный звук, который можно описать…

Энгус: Как шум.

Нет, все звучит громко, но не шумно. Многие песни похожи на гимны, которым подростки могут подпевать.

Энгус: Надо думать, мы же за это им платим.

AC/DC известны своими концертными клипами. Есть ролик к новому синглу.

Энгус: Это не концептуальное видео, скорее концерт группы на месте. Выступление плюс кое-какая сюжетная линия. Причем этот сюжет скорее реалистичный, чем вымышленный. Нам всегда хотелось заснять то, что мы наблюдали годами. Что-то похожее мы уже раньше проделывали, но никто эти вещи не видел.

Почему же?

Энгус: Потому что мы начали снимать видео еще до появления MTV, у нас были концерты полностью отснятые на видео. Когда начинали свою карьеру в Австралии, видео было общепризнанным форматом. Да чего уж там говорить, мы подписали контракт на запись альбома, потому что представители лейбла посмотрели наше выступление на видео. Уже тогда мы экспериментировали в данном направлении. Видео, как рычаг рекламы, раскрутки, появилось в Австралии так как это огромная страна, не меньше Канады, но с меньшим населением – и при перемещении из города в город, видео использовалось в качестве рекламы. Еще по местному ТВ шло множество телешоу – от рок до поп шоу, а клипы тех или иных групп использовались в качестве рекламы. Простой обыватель имел возможность смотреть музыкальные ролики по ТВ постоянно. И уже тогда мы снимали клипы современного формата. Мы снимали их уже несколько лет, но тогда они никому не были нужны, нас показывали на одном или дух телешоу. Отношение телевизионщиков сводило наши устремлению к нулю, они так про нас говорили: «Послушайте, эти ребята не станут гонять ваши клипы. Им интересней, если вы будете снимать все на свои собственные камеры, и пожалуйста, снимайте свои концерты где-то в другом месте», тем самым все наши устремления сводились на нет.

Выходит, что мы никогда не увидим AC/DC на пляже, снимающихся в телешоу «Just A Gigolo», как это делает Дэвид Ли Рот?

Брайан: Ну, почему же, мы снимем подобное видео для женщин! И нарциссизмом это точно не назовешь.

Я так понимаю, что подобный формат просто не приемлем для AC/DC?

Энгус: Конечно, нет. Мы рок-н-ролльная группа, мы не актеры и не жонглеры какие-нибудь.

Назовите по любимой песне с нового альбома.

Энгус: Конечно, у меня есть несколько любимых.

Брайан: У меня каждую неделю новая любимая композиция.

Энгус: О, у меня такая же фигня.

Брайан: На мой взгляд, то, что наши любимые песни постоянно меняются, это очень хорошо характеризует сам новый альбом. В одну минуту я могу сказать: «О, вот она самая крутая тема!», но потом сажусь и внимательно ее слушаю. Потом на следующий день я могу прийти к выводу: «Да, в целом неплохо, но было бы лучше, если бы эта песня была немного поживее». И вообще приоритеты по части любимых песен меняются постоянно. Мне лично очень нравится тема «Danger», причем с каждым прослушиванием все больше и больше. И я вам не объясню почему. Возможно, потому что она отличается от всех остальных. А еще крута «First Blood», из-за какого-то особого подъема. И «sink The Pink», я люблю «Sink The Pink». Офигенная тема.

Ты так интересно поешь в «Danger». Медленнее и тише.

Брайан: Так бывает. Просто ребята, Малькольм и Энгус, сыграли эту тему в другой тональности. Малькольм мне так и сказал: «Помедленней, Брайан», и все получилось просто супер.

Энгус: Как только Брайан перестал тужиться, что-то из себя выдавливать, все получилось просто супер.

Как давно ты поешь в этой группе, Брайан?

Брайан: С апреля пошел уже шестой год.

Многие до сих пор вспоминают Бона Скотта. Вы не устаете от всех этих воспоминаний и напоминаний…

Брайан: Нет, мы не имеем права бросать карьеру, я так считаю. Было бы нечестно все бросить, лишь из-за того, что этого парня больше нет с нами. К тому же, у Бона было много друзей, и он был тем парнем, той яркой личностью, которую не забывают…

Энгус: Он был еще ярче, чем принято считать.

Брайан: Из-за этого я постоянно огорчался. После того как Бона не стало, все репортеры, которые в свое время обсирали группу, вдруг начали называть его «гением» - потому что он был гениальным автором лирики. Он был выразительным лириком, и я буду надеется, что мне удастся лишь в чем-то приблизиться к нему. Его тексты были такими многозначительными, ржачными и… умными. Да что там говорить, он был настоящим поэтом. В моем представлении, он мог бы запросто написать какой-нибудь юмористический роман. По типу романов Тома Шарпа. Бон сочинял тексты многогранные по своему смыслу. Мне кажется, что его смерть заставила многих остановиться и прислушаться.

Энгус, как ты считаешь, хорошо ли Брайан справляется с этими постоянными сравнениями с Боном Скоттом?

Энгус: Надо сказать, что репортеры, все эти «писаки» ненавидели Бона. Сначала того или иного яркого музыканта игнорируют, а потом он скоропостижно умирает. Типичный пример такого отношения – Джон Леннон. Он выпустил свой новый альбом, который, по большому счету прошел незамеченным, а когда Джон умер, этот же альбом отлично продавался по всему миру. Издевка какая-то. Тоже самое можно сказать и о Пресли, о мертвых артистах и музыкантах такого уровня.

Кто на данный момент является основными авторами песен в AC/DC?

Энгус: Я, Брайан, и мой брат, Малькольм.

И вы все сочиняете музыку и лирику?

Брайан: Все всегда по-разному.

Энгус: Мы все работаем коллективно. Если Малькольм принесет какую-нибудь идею, он спросит: «Что вы об этом думаете?», а я отвечу: «О, неплохо». Тогда он предложит над этой идеей поработать. И мы что-то добавим от себя. Также и Брайан может что-то предложить. В какой-то день он может прийти к нам, придумав всего несколько слов, и спросит: «Вы можете добавить к этому что-то от себя?». И потом мы сочиняем на данной основе. У нас разные методы работы. Песня – это плод коллективного, командного творчества. Нужна лишь та самая искорка, способная зажечь Брайана, меня или Малькольма.

Брайан: В один раз мы начинаем сочинять на основе имеющейся мелодии, в другой раз на основе текста. Дайте мне строчку лирики, и я скажу вам как ее надо спеть,… когда поешь, такой кайф от этого получаешь, просто неимоверный.

Энгус: В какой-то день все сочиняется плавно, как «по накатанной», в другой, невозможно ничего придумать. Когда ничего не придумывается, можно смело валить из студии и вернуться туда уже только на следующий день.

Что послужило вдохновением для написания той или иной песни альбома «Fly»?

Брайан: Да все что угодно… У ребят появилось название, «Опасность» («Danger»), и вот я сочинял слова и поинтересовался: «Что вы об этом думаете?». В итоге песня с таким названием может получиться немного мрачной, поэтому приходится проявлять осторожность, сделать ее как-то повеселее. В принципе, ребята сочиняют хороший, веселый рок-н-ролл, без особого смысла и изысков. Просто стеб, веселуха.

Выходит, что музыка AC/DC как бы призывает слушателя повеселиться?

Энгус: Ну, конечно!

Если бы ваши личные отношения не заладились, или если бы произошла какая-нибудь неприятность с вашим другом, это могло бы как-то сказаться на музыке или лирики AC/DC?

Брайан: Не знаю. Возможно, добавиться какая-то строчка лирики, подсознательно. «Ты испорченная, гадкая мымра».

Но вся песня кардинально не поменяется, не так ли?

Брайан: Нет. Это было бы несколько эгоистично, не так ли? У нас есть одна автобиографическая песня, «Whole Lotta Rosie», которую Бон написал об одной девчонке, их австралийской знакомой. Конечно, бывает мы пишем на какие-то странные темы – то, что вас окружает, сама жизнь, ну, и так далее. То, о чем можно кратко написать, когда вы это замечаете.

Так уж сложилось исторически, что металлическим группам приходиться постоянно выступать, так как их песни не гоняют по радио; на MTV клипы металлических команд практически не показывают. По крайней мере, сейчас об этом так говорят…

Брайан: Можно я выскажусь по данному вопросу? Когда я впервые приехал в Америку, тут все заполонила музыка в стиле диско. Ну, вы понимаете, Джон Траволта, Оливия, и все такое прочее. Однако, дворовые пацаны продолжали котировать круто звучащее музло. Гитарный рок. Мы всегда были группой «ориентированной на гастроли». Если что-то записывали, то всегда должны были исполнять эти новые песни на концертах, и как уже говорилось ранее, на раскрутку по ТВ никогда не приходится рассчитывать. Даже самые обычные концертные съемки могли подвергнуться цензуре, что-то могли отредактировать. Но для меня это как-то глупо, как-то по-детски, заявлять о том, «кто в доме хозяин». Сами подумайте, большую часть тиражей пластинок в Штатах раскупила молодежь. Если эти песни не гоняют по радио, они (руководство станций) вредят только самим себе. Но ведь они же сами создали потребительский рынок, и вынуждены говорить: «Мы будем гонять эти клипы, а вы их смотреть!». Тоже самое творилось у меня дома, в Англии. В итоге рок-песня пробилась на радио, и теперь им надо «снимать пенки». Слушатели должны поклониться тем, кто протащил такую музыку на радио. Пять-шесть лет эти типы вас игнорировали, а теперь жадничают и скупятся, умоляют вас прийти. Музыканты многих групп теперь не желают иметь с ними ничего общего.

Как долго вы будете гастролировать?

Энгус: Ну, надеюсь, если с миром ничего не случиться, в начале гастролей, мы надеемся быть в дороге добрые шесть месяцев. И будем выступать не только здесь – посетим также и другие уголки мира. Нам надо напомнить о себе.

Как вы себя оцениваете, вы рок-группа или же металлическая группа?

Энгус: На нас всегда было трудно повесить какой-то один ярлык, и как нас только не называли. В начале карьеры, нас обзывали панками, и частили и материли по-всякому.

Ты и дальше будешь продолжать щеголять в шортах, Энгус?

Энгус: Да, скорее всего. Это лучший костюм, который у меня есть.

А сколько у тебя их вообще?

Энгус: Когда я отправляюсь на гастроли, то от 10-ти до 12-ти. Но за все эти года, у меня было их несколько сотен. Несколько сотен разбросано по разным странам. Ежегодно меняю свой наряд, появляются все новые костюмы. Причем разных цветов, но мне не хочется изображать из себя модника.

У вас очень живое представление. В концертном действии будет задействована вся группа?

Брайан: Энгус никогда не стоит на месте, постоянно двигается, у меня же получается сновать между ним, в противном случае он может заехать гитарным грифом мне по затылку. Малькольм и Клифф также подходят к своим микрофонам. Поэтому на сцене постоянно творится какая-то движуха.

Энгус, а ты тоже подпеваешь?

Энгус: Брайан бы мне не позволил, он думает, что я, грешным делом, смогу его затмить. Я просто играю свои соло, и мне позволено периодически что-то там выкликивать. К микрофону подходить мне запрещено. Микрофоны просто тупо отрубают, всякий раз, когда я к ним приближаюсь.

Насколько демократичны AC/DC? Решения по тем или иным вопросам принимаются всей группой?

Брайан: Ну, на мой взгляд, всей группой, но если разобраться, Малькольм и Энгус настоящие старожилы этой группы, и если бы они решили, что чье-то новое мышление, может навредить группе, я уверен, что в подобной ситуации один из двух Янгов бы сказал: «Нет, так не пойдет. Нужно сделать так-то. Изначальный курс группы менять нельзя». Так что это было бы честно. Ну, а если мы разбираем какие-то общие, рабочие вопросы, к примеру, обсуждаем концертную программу, сценический свет, решаем какие-либо другие вопросы, как правило, мы встречаемся, обмениваемся своими взглядами и представлениями, ну, и так далее.

Спасибо, джентльмены.

content bottom
Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (22.09.2014)
Метки: RockLine!, AC/DC (1985)
Оценка: 0, Голосов: 0
>> Следующий материал: Я вырос в очень большой семье
content top

Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь если вы регистрировались ранее.

content bottom