Рок Архив  »  A  »  AC/DC

Пора Вставать!

Английский оригинал: Журнал Metal Hammer (Англия) №73 апрель 2000г. Автор: Alexander Tolliver
content top
AC/DC
2000

Пора Вставать!

Когда рок-легенды AC/DC выпускают "Stiff Upper Lip", свой первый альбом за пять лет, Александ Толивер разговаривает с гитаристом Энгусом Янгом о Брайане Адамсе, работе с оркестрами… и почему играя на гитаре можно одеревенеть.

В этой жизни есть несколько неизменных и постоянных вещей: нельзя доверять политикам, как бы они не старались, команда "Exeter City" никогда не выиграет чемпионат, и с периодичностью в несколько лет AC/DC будут выпускать по альбому, который будет звучать… как любой другой альбом AC/DC!

Ну, возможно, их крайняя работа получилась несколько иной, потому что даже альбом AC/DC, который кажется невзрачным и скучным (и, давайте признаемся в этом, некоторые из их последних пластинок были именно такими), его все равно стоит послушать.

И потом, новый альбом DC означает новое турне, и одна только мысль об этом как говорится "кинет в дрожь" всех тех, кто любит классический, однако вечный хард-рок.

Однако, на этот раз, на альбоме "Stiff Upper Lip", похоже, что группе удалось реанимировать свой прошлый энтузиазм и энергию. Кажется, что они снова готовы к бою. Возможно, сказался пятилетний перерыв между альбомами "Ballbreaker" (1995) и "Stiff Upper Lip"? Но лидер-гитарист Энгус Янг так не считает. На самом деле, если верить мужчине, жаждущему заделяться вечным школьником, группе даже некогда было передохнуть…

Энгус Янг: Ну, надо помнить о том, что мы довольно долго готовили к выпуску бокс-сет "Bonfire" (1998). Это отняло какое-то время, вероятно больше, чем мы рассчитывали. Шерстили по всему миру, искали записи, и на поиски некоторых вещей ушла целая вечность.

Тогда, как долго, на самом деле, записывался альбом "Stiff Upper Lip"?

В общей сложности три месяца. Мы записывались в Ванкувере, отличное место для работы и достаточно удаленное от таких городов, как Лос Анжелес, но при этом не "где-то там, у черта на куличках". В изоляции мы точно себя никогда не чувствовали. Этот альбом был записан в студии, которая называлась "The Warehouse", совладельцем которой является Брайан Адамс. Не сказал бы, что мы решили записываться там именно по этой причине. Если честно, то когда мы забронировали эту студию, я не знал, кто ее владелец. Но однажды я пришел в студию, и Брайан был там. AC/DC не нужно громкое имя для поддержки. Студия выбирается из практических соображений, из того, что там можно добиться необходимого нам звучания.

Новый альбом продюсировал ваш старший брат, Джордж. За вашими плечами многолетнее сотрудничество, с ним и с его деловым партнером Гари Вандой. Как же родственные отношения сказывались в студии, помогали вам или мешали?

Работа с родственником – либо кайф, либо война. Джордж всегда оказывал сильное влияние, как на меня, так и на моего брата Малькольма. Причем это влияние мы испытывали на себе задолго до появления группы AC/DC. Когда мы были молодыми, Джордж радовался тому, что мы увлеклись музыкой. Начало студийной работы стало для нас очень важным событием. Сродни походу в "Диснейлэнд" или огромному выигрышу. Он многому нас научил. И потом Джордж был сильной личностью и всегда показывал нам, как можно добиться максимального результата, играя на своих инструментах. Нам очень повезло, в том плане что у нас был и есть такой брат. И потом Джордж записывал группы совершенно разных стилей, от попсы до рок-н-ролла. Я даже видел, как он записывался с одним оркестром. Первый раз в жизни видел оркестр, который просто "жег напалмом".

По теме оркестра, как ты думаешь, могли бы AC/DC записаться с оркестром, как это сделали, скажем, Metallica или Deep Purple, в прошлом году?

Ну, возможно эти группы и ловят кайф от подобных проектов… но, если говорить о нас, наш кайф – заставить эту маленькую группу звучать максимально круто, без скатывания ко всяким "рисковым экспериментам".

Это интересно, ведь AC/DC всегда были группой придерживающейся опробованной, верной формулы, и никогда не экспериментировали со звуком. Вам никогда не хотелось изменится или как-то модернизироваться?

Да какое там. Я всегда понимал, что музыка развивается циклично, по кругу. В какой-то момент, все "возвращается на круги своя". Я не понимаю, когда на определенном этапе, фирмы грамзаписи подписывают контракты исключительно с группами девочек, или мальчиков или милых мальчиков… руководство этих лейблов не знает, что нужно рядовому слушателю. И потом СМИ также повинны в этом, особенно телевиденье и радио. Почти вся современная музыка сродни для меня фаст фуду, быстрой и калирийной жвачке: сегодня вы на сцене, а завтра вы никто. Я люблю музыку, и музыка – моя первая любовь, вот почему я музыкант. Пока е вышел на сцену, мне плевать, как я выгляжу, школьник я или еще кто-то. Меня всегда прежде всего волновала гитара. И меня очень расстраивает, когда я вижу только образ без должного наполнения. Ну, не люблю я музыку, продвинутую только за счет галимой рекламы.

Но неужели ты не боялся, что устойчивость AC/DC к переменам может превратить вас в клише?

Слушатель ждет от нас конкретики. Приняв группу, народ идет на концерты и рассчитывает увидеть нечто определенное. По молодости, лично я ходил на концерты за впечатлением, но я обламывался. AC/DC это группа со своей позицией, своим подходом. Конечно, есть определенный имидж. Ну, к примеру, моя школьная форма, она навсегда останется важной частью нашей группы. И если для вас это клише, не вопрос, прекрасно. Меня лично это не волнует. Меня больше волнуют те, кто уходят с нашего концерта разочарованными. Покупая какую-то машину, вам хочется приехать домой на "своих колесах", то есть на этой машине. Если вы идете на концерт AC/DC, вы хотите увидеть AC/DC. Хотите увидеть того самого школьника. У нас репутация рок-н-ролльной группы, и народ хочет, чтобы мы оставались рокерами. И именно подобный подход определяет наш стиль и звучание. Никто не призывает нас изменится т. к. хочет увидеть нас модными. Когда я об этом думаю, могу сказать, что все современные модные течения так или иначе, берут свое начало в прошлом. Из музыки 60-х, 70-х и даже 50-х, когда ди джеи рок-н-ролльных радиостанций гоняли нечто такое, что сегодня назвали бы рэпом!

Когда люди говорят об AC/DC, они всегда вспоминают ваши классические работы, которым уже больше 20-ти лет. Вы гордитесь своими старыми песнями или разочарованы тем, что никто не замечает ваши новые достижения?

Записывая очередную пластинку, музыкант надеется на длительный успех. И порою удается сочинить что-то такое всем простое и понятное. Если бы мы знали, как сочиняются настоящие хиты, то продавали бы формулу. Но так не бывает. Например, когда в 1980 мы выпустили альбом "Back In Black", не знали, в каком направлении движемся. Сочинили и записали те песни, которые стали для нас лучшей терапией после смерти Бона в начале того же года. Мы запросто могли бы и "пролететь", то есть остаться непонятыми. Не правда ли странно, что такая страшная вещь как смерть Бона сделала этот альбом столь успешным? Я удивляюсь до сих пор…

Хорошо, давай сменим тему. Ваши гастрольные планы?

Пока еще ничего не планируем. Раньше, мы позволяли другим нами манипулировать и строить за нас наши гастрольные планы. И это ставило нас в определенные рамки. Но теперь мы от этого освободились. Уверен, что мы отправимся на гастроли, но не в ближайшее время. Не собираюсь подпитывать слухи, распространяемые сегодня.

Небось, соскучился уже по концертам?

Да, хочу выйти на сцену и выступать. Сцена для меня – побег от реальности. С другой стороны я сомневаюсь, а стоит ли мне снова выпускать этого "чертика из табакерки"? Ведь на сцене я совсем другой человек. Не могу объяснить, словно на сцену выходит совсем другой человек. Я словно пишу книгу, мысленно создаю своего героя, а потом воплощаю его. Но при этом, мне совсем не хочется становиться им. Я должен вернуться в реальность. Моя жена всегда просит, не приходить домой в школьной форме, и забыть об этом персонаже. Когда я видел себя со стороны, играющим на сцене, для меня это был чужой человек и это меня немного пугает. Начиная музыкальную карьеру, я очень нервничал, особенно облачаясь в эту форму. Я думал, что народ будет смотреть на меня и смеяться, считать меня дурачком или шутом. По молодости, я много времени уделял гитарным занятиям, так как хотел играть правильно. В итоге, очень нервничал, выходя на сцену. Малькольм поддержал меня: "Просто играй на гитаре, это все, что тебе нужно". А меня всего колбасило. Поэтому я сосредоточился на гитаре, а о себе самом как-то позабыл. Если честно, то гитара стала для меня почти защитой. Странно, когда я на сцене и снимаю гитару, я очень нервничаю, так как гитара – это практически часть моего тела, часть меня самого. Я подчиняюсь гитаре, она ведет меня, руководит моими движениями. Гитара со своим отдельным сознанием. Гитара может быть чем-то эротичным. Было такое, что я сидел дома, брал гитару, играл на ней и представлял себе сексуальные фантазии. Бывает что когда у тебя плохое настроение, придумываешь что-то радостное, и это так странно! Что-то я разоткровенничался, прямо не интервью, а целая статья под заголовкам "Школьник признается в гитарном вожделении!". Такие откровения не понравятся тому самому "моральному большинству"!

content bottom
Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (20.02.2012)
Оценка: 0, Голосов: 0
<< Предыдущий материал: Он - Бон, но не забыт!
>> Следующий материал: Рок-Н-Рольные корни Энгуса Янга
content top

Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь если вы регистрировались ранее.

content bottom